Воскресенье, 09.05.2021, 16:40
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » Тактика и стратегия

Немецко-польская война 1939 года или сверкающие пятки шляхты.

 



























По итогам первой мировой войны, страны-победительницы обкромсали Германию и наложили на нее грабительские репарации, тем самым вызывая у немцев ненависть и стремление к мести. Правда лучше всех устроились англичане, они укрылись от немцев на своих островах и оставили Францию с населением порядка 42 миллионов человек противостоять 70-ти миллионам озлобленных немцев. Понимая щекотливость ситуации, еще в 20-х годах французы заключили оборонительные союзы с Польшей и Чехословакией. Таким образом, людской  потенциал французской коалиции вырос почти до 90 миллионов человек, и этот факт по замыслу Франции должен был основательно стреноживать желания Германии к реваншу. В 1933 году в Германии к власти приходит НСДАП во главе с Адольфом Гитлером. Еще в 1924 году Гитлер вполне четко сформулировал идею расширения жизненного пространства. С приходом Гитлера к власти МИД СССР официально обратился в Берлин для разъяснения – считается ли точка зрения Гитлера теперь официальной позицией Германского правительства. Берлин честно промолчал. Всем и особенно западным странам все стало ясно. В 1934 году после тяжелой болезни в Польше умирает маршал Юзеф Пилсудский, злейший враг России и СССР, но одаренный политический игрок. После смерти Пилсудского к власти в Польше пришел генералитет, о котором сам маршал был невысокого мнения и, по словам очевидцев, в предсмертном  бреду Пилсудский сокрушался о том, что сделают его генералы с Польшей после его смерти. Чего же так боялся на смертном одре маршал?

   Весной 1938 года Гитлер создает предпосылки для присоединения Австрии. Это существенно усиливало Германию, и Франция обращается к Польше с просьбой помочь воспрепятствовать этому. Вместо этого, Польша, согласуясь с Германией в своих действиях, устраивает провокацию на границе с Литвой и требует у Франции помощи для захвата Литвы. Независимость Литвы сохранилась лишь благодаря СССР, МИД которого пригрозил оказать литовцам военную помощь в случае начала боевых действий. Так или иначе, но литовская проблема не дала Франции воспрепятствовать объединению Германии и Австрии. Таким образом, Польша, по сути в первый раз предала своего союзника Францию.

    Осенью, того же 1938 года Гитлер планирует вооруженным путем захватить у второго союзника Франции Чехословакии Судетской области. Согласно  договора,  французы должны начать войну с Германией, и они просят Польшу заключить с Чехословакией оборонительный союз. Польша не только отказывается это сделать, но и предупреждает Францию, что если та начнет войну с немцами из-за Чехословакии, то Польша в войну не вступит. В итоге французы смалодушничали и в Мюнхене сдали своего союзника Чехословакию немцам. После этого людские ресурсы только немцев выросли до 80 миллионов человек. Таким образом, Польша, предала во второй раз своего союзника Францию.

    Традиционно считается, что войну в Европе развязала Германия. После нехитрого изучения ситуации тех лет, источника войны в Европе уже набегает три – Германия, Венгрия и …. Польша, которая воспользовавшись захватом Судетов, вторглась в Чехословакию и захватила Тешинскую область. Таким образом предав Францию и объединившись с Гитлером для раздела Чехословакии, Польша несет прямую ответственность за развязывание  новой мировой войны в Европе. Что характерно действия Гитлера в Европе в 30-е годы очень бурно приветствовалось в США, как образец демократии, разумеется. В 1939 году американская пресса присвоила Гитлеру титул – «Человек года». Но вернемся к Польше, а точнее к страхам Пилсудского. Чего же хотели польские генералы? Ответ прост, зная, что целью Гитлера является Россия, генералитет Польши прокладывал Гитлеру дорогу к СССР, т.к. Германия не имела общих границ с Советской Россией. Добраться к России Германия могла либо через Польшу, либо через Чехословакию и Румынию. Германия и Польша неоднократно разрабатывали планы совместного похода на СССР, но польские генералы и офицерская шляхта знали себе цену и открыто воевать с сильным врагом боялись, даже в союзе с немцами. Шляхта была умная и хитрая, она хотела чтобы Гитлер, как мощная зверюга убил Чехословакию, Румынию, разодрал в клочья Красную Армию, а Польша будет рядом и будет заглатывать от убитых стран такие куски, какие сможет заглотнуть. Бред? Фантазии? Ничуть.

 Весной 1939 года Гитлер разрывает с Польшей пакт о ненападении и начинает открытую подготовку к войне. А что же Польша? А ничего. Еще с 1921 года Польша и Румыния создали военно-политический союз против СССР. В 1939 году Советский Союз предложил Польше и Румынии распространить действия этого союза и против агрессии со стороны Германии, но в ответ получили от Польши категорический отказ. И по вполне понятным причинам. Польское щляхетство было уверенно , что Гитлер будет воевать с Россией через Румынию, и таким образом союз Польши и Румынии против Гитлера не даст последнему разгромить СССР. Иными словами защищать Румынию не входило в планы польских генералов. Таким образом, Польша предала Францию в третий раз.

   Летом 1939 года СССР апеллируя к общим славянским корням польского и русского народов предложил Польше создать военную коалицию против Германии, в составе СССР, Польша, Франция и Англия. Шляхта гордо заявляет, что никогда не заключит какой-либо военный или иной союз с русскими. Более того делается все, чтобы союз России, Франции и Англии вообще не состоялся, хотя Франция чувствуя беду умоляла о такой коалиции. Возмущенный идиотизмом и наглостью поляков премьер-министр Франции Даладье  в горячности трижды заявляет американскому послу, что « … он не пошлет ни одного французского крестьянина защищать Польшу». Так польские гордые болтуны предали Францию в четвертый раз.

    Все выше перечисленные события и отношение к ним в Варшаве раскрывают нам смысл высказывания Черчилля в своем труде посвященном второй мировой войне, о том , что Польша – это алчная гиена Европы. У СССР же выбора не было. Дабы не допустить немцев к своим границам нужно было эту «алчную гиену» спасать даже вопреки идиотизму и подлости ее правителей. Гитлер в тот момент откровенно боится участия в войне Советского Союза, боится, что участие в войне России вынудить более активно воевать Англию и Францию, а войны с ними он в тот момент не хотел. И Гитлер просит Сталина заключить договор о ненападении, аналогичный тем , что он, Гитлер, уже имел и с Францией и с Англией. Сталин категорически привязывает к пакту торговое соглашение, по которому германия поставляла бы в СССР заводы и технологии по производству оружия и само вооружение тоже, что интересно часть вооружения для Красной Армии Германия должна была дать в кредит. Гитлер вынужден был согласиться. Кроме этого Москва настаивает на секретном протоколе к пакту, в котором СССР и Германия делят сферы влияния в районе Балтики, причем Сталин предлагает то, что на первый взгляд кажется дикостью, и что сегодня активно используется в антироссийской пропаганде. Сталин границу сферы влияния проводит по рекам  Нарев, Висла, Сан и эта граница делит Польшу практически пополам. Но это сегодня, а в те годы смысл действий Сталина всем европейским военным штабам был очевиден. Сталин дипломатически укреплял последний рубеж обороны польской армии, в случае если она потерпит поражение в приграничных боях западной части Польши. Мало того, что это выгодный тактический рубеж обороны с водной преградой, еще при царе этот рубеж был укреплен крепостями – Ковно, Вильно, Гродно, Осовец, Ломжа, Варшава, Иван-город, Перемышль и другие. На этом рубеже польская армия могла уйти в глухую оборону и дождаться пока Франция и Англия ударят с запада. Проводя границу сфер влияния по этому рубежу Сталин предупреждал Гитлера, что если тот пересечет этот рубеж, то у СССР появится законный повод разорвать пакт о ненападении и вступить в войну. Таким вот образом, за неделю до нападения Гитлера на Польшу Сталин дипломатическим путем укрепил ее обороноспособность. Однако произошло то, чего ни Сталин ни Гитлер не ожидали. Государство  Польша самоликвидировалось.

  

  Сталин делал все, что укрепить Польшу и не допустить Гитлера к границам СССР. А что же делала сама Польша в те далекие и трагические дни? За 5 дней до нападения Германии Польша заключает военный союз с Англией. Сегодня нас пытаются уверить, что это был рядовой, проходящий союз, ничем не примечательный. Но если присмотреться…. Первое – этот союз являлся оборонительным против некой, не названной европейской державы, только в первой своей статье. А уже во второй статье Польша и Великобритания обязывались оказывать друг другу военную помощь и могли напасть на некие не названные страны, которые могли представлять военную или экономическую угрозу, или группу стран.  Был подписан и секретный протокол в котором неназванными странами были обозначены не только Германия, но и СССР, а государства, которые присмотрели себе стороны были Бельгия и Голландия для Великобритании , вольный город Данцинг и Литва для Польши. Литовцы бы в то время взбесились бы от ярости, если бы узнали, что англичане подарили их полякам. В 1920 году Польша захватила часть Литвы вместе с Вильнюсом и вопреки общественному мировому требованию возвращать отказывалась, сославшись на то, что генерал, командовавший польскими войсками в Литве отказался подчиняться центральной власти. Литовцы настолько ненавидели Польшу, что всю предвоенную историю даже не имели с ними дипломатических отношений. Помимо всего этого поляки согласно секретного протокола предали и другого своего союзника – Румынию. В случае нападения Венгрии на Румынию Польша никаких действий предпринимать не будет. Подводя итоги можно сказать, что за пять дней до нападения Германии на Польшу, польско-английские ястребы с лицами даунов, еще мечтали, что они в состоянии направить Гитлера со своей армией через Румынию на СССР и при этом оторвать куски пожирнее от немецкой добычи для себя. Полякам даже в голову не могло прийти, что Гитлер рискнет на них напасть, когда у них за спиной Англия, Франция и численность армии в почти два раза превышающая немецкую. Такой вот у поляков был стиль мышления. У Сталина стиль был другой. За три дня до нападения Гитлера на Польшу Сталин дал команду отвести войска приграничных округов в глубь страны. Делалось это для того, чтобы поляки не боялись в случае необходимости перебрасывать войска с восточных границ на запад, на фронт. Такие действия Сталина вызвали в Берлине панику. Рейхсминистр Риббентроп ночью звонил в Москву послу Шуленбургу с требованием предъявить протест. Советский Союз этот протест пережил, а уже 1 сентября советский посол в Польше предлагал помощь. В тот же день советский посол встретился с заместителем министра иностранных дел Польши Арташевским, который ему сообщил, что немецкие войска остановлены и имеется равновесие сил, что польская армия насчитывает 3,5 миллиона солдат, что нападения они не ожидали, но, тем не менее, предполагает, что это не война, а некая демонстрация силы. В разговоре с послом Арташевский дал понять, что Польша заинтересована в поставках оружия и провианта. В общем в условиях уже начавшейся войны поляки не верили, что война уже идет. Немцы начали мобилизацию за четыре дня до войны и поставили под ружьё армию в количестве 1,8 миллиона человек, у поляков же к тому времени армия насчитывала 3,5 миллиона отмобилизованных бойцов. Уверенность поляков в своем превосходстве над немцами была столь велика, что они в польских городах стали подвергать массовым репрессиям мирное немецкое население. Однако уже на третий день войны, когда немцы прорвали польские пограничные укрепления и вышли на оперативный простор, когда поляки поняли, что война настоящая и немцы не шутят, польская армия бросилась бежать.

   Кто мог, старался удрать за границу, в эмиграцию и там «героически» бороться за свободу Польши, а кто не мог удрать, массово сдавался в плен. Что удивительно, но поляки удирали от немцев со строгим соблюдением субординации. Первым, в первый же день войны из Варшавы удрал президент, 5 сентября сделало ноги правительство, за ними верховный главнокомандующий, а там уже валом повалили генералы и офицеры, предоставив солдатам героически умирать за Польшу, пока шляхта будет переживать «смутные» времена за границей. Чтобы как-то прикрыть бегство шляхты верховный главнокомандующий Рыдзь Смигуй  уже 3 сентября подписал приказ, поступивший в войска 5 сентября: « В связи со сложившейся обстановкой и комплексом проблем, который поставил ход событий в порядок дня, следует ориентировать ось отхода наших вооруженных сил не просто на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…». Высокопрофессиональный маразм приказа очевиден. Польской армии , чтобы попасть в Румынию и Венгрию нужно было двигаться поперек оси немецкого наступления на Польшу, а войскам из северо-восточной Польши нужно было отступать прямо навстречу наступающим немцам. По сути военного смысла в приказе нет, это алиби для разбегающейся офицерско-генеральской шляхты. Типа того, что убежали в Румынию, чтобы дождаться там всю отступающую армию. Верховный главнокомандующий Рыдзь Смгуй в Варшаве «героически» руководил войском польским целых семь дней, пока кто-то не сообщил, что видел немецкие танки в 60 км от Варшавы. Маршал забрал с собой авиационную истребительную бригаду, защищавшую небо над Варшавой и удрал в Брестскую крепость. Однако в Бресте не было никаких линий связи и управления ни с войсками. Ни с командным пунктом в Варшаве. Ну это не страшно, начали вкапывать столбы и вести провода, правда у маршала была походная радиостанция на трех грузовиках, правда когда удирали из Варшавы забыли коды и шифры для расшифровки донесений. Пока посыльный на поезде ездил в Варшаву за шифрами, немецкая авиация разбомбила походную радиостанцию. В результате оперативное командование польской армией осуществлялось следующим образом – донесения и просьбы войск поступали на командный пункт в Варшаве, оттуда посыльный мотоциклист по разбитым авианалетами и забитыми беженцами дорогам вез за триста километров в Брест, тут маршал принимал мудрое решение, его решение везли в штаб Бугской военной флотилии, оттуда коротковолновым передатчиком отправляли в министерство военного флота в Варшаве, оттуда посыльный вез его на командный пункт, оттуда его посылали войскам, которым оно уже было и не нужно. Единственный плюс всего этого , это то, что немцы от Бреста были далеко и жизнь маршала и его свиты была в безопасности. Но и эта идиллия длилась недолго, уже 10 сентября маршал узнал , что польское правительство благополучно удрало и подался в бега в сторону Румынии, пробежав 600 километров за 6 дней. Польское правительство удрало за границу почти в полном составе, польские генералы почти все, к лету 1940 году их только в Румынии, Венгрии и Англии было порядка 60 человек из 98 довоенных. После разгрома Франции в 1940 году в Великобританию перебралось более 20 тысяч поляков, т.е. примерно целая дивизия. В немецкой дивизии по штату полагалось: 1 генерал, 5 полковников и 620 офицеров. В польском воинстве в Англии было : 37 генералов, 105 полковников и 6 тысяч офицеров. О том, что польское офицерство трусливо бросило солдат и бежало косвенно может подтвердить следующим образом. В любой армии в начале войны солдаты неопытны и трусят, поэтому офицеры вынуждены выдвигаться в передовые порядки и из-за этого в начале любых войн гибель офицеров непропорционально высока. Германия в сентябре 1939 года в боях с польской армией теряла 8 офицеров на 100 солдат.  В 1940 году французская армия  потеряла на каждые 100 убитых солдат 43 убитых офицера. Для примера Российская армия в Чечне в начале кампании 1995 года теряла на 100 убитых солдат 32 офицера. Польская армия была построена по образцу французской, но в сентябре 1939 года на каждые 100 убитых польских солдата приходилось 3 убитых польских офицера. Другими словами бегство шляхты с поля боя было массовым и в первых рядах.

 

   Такого от поляков не ожидал никто. Был одурачен Сталин. Если бы он предполагал, что шляхта выкинет такой фортель, то сразу же провел бы линию разграничения сфер влияния

 по старой российской границе и еще 23 августа, подписав с немцами пакт о ненападении объявил бы мобилизацию, на которую требовалось минимум 15 дней , а так мобилизацию в СССР пришлось объявить только 11 сентября, когда стало ясно, что Польши уже нет, а уже через 6 дней – 17 сентября двигать к западным границам Белоруссии и Украины совершенно неподготовленные войска. Совершенным простофилей выглядел и Гитлер. 7 сентября уже в Польше удрали все, кто мог, а в ставке Гитлера на полном серьезе обсуждали, какие территориальные требования предъявить Польше при подписании мирного договора. Иными словами поляки сбежали и самоликвидировали свое государство тогда, когда даже Гитлер хотел его сохранить.

  Мысли Гитлера понять можно. Он не стремился к полной оккупации стран, ему нужны были страны-вассалы, это более выгодно и экономически и в военном плане тоже существенная составляющая. Но это должно иметь внешние приличия, свобода и демократия. Для этого ему нужно было подписать мир с побежденной Польшей. Но польское правительство в силу своей трусости устроило своему народу невиданную пакость. Нейтральные страны при попадании к ним военнослужащих воющих стран обязаны их разоружить и интернировать, т.е. арестовать. Вторая мировая война дала довольно интересные варианты такого вот положения. Например, США на Тихом океане воевали с Японией, в Европе с Германией, а СССР до мая 1945 года имел с Японией договор о нейтралитете. В результате на западе американские самолеты взлетали с баз в Италии, бомбили Румынию и садились на отдых в Полтаве, здесь их радостно встречали и угощали. А вот на Дальнем Востоке, бомбившие Японию американские самолеты и получившие повреждения и севшие на советские аэродромы были интернированы, а самолеты конфискованы. От США претензий не было, нейтралитет есть нейтралитет. О чем собственно речь? Румыния была союзником  Польши только на случай войны с СССР, а по отношению к немецко-польской войне Румыния имела статус нейтральный.

 Поэтому они обязаны были разоружать и арестовывать валившее к ним через границу польское воинство. Содержать столько дармоедов Румыния была не в состоянии. Поэтому румыны закрывали глаза на мелкую шушеру транзитом убегавших во Францию и Англию. Но правительство Польши, видных генералов и адмиралов Румыния обязана была арестовать. В конце концов получилась полная ерунда. Румыны не могли допустить, чтобы немцы вели переговоры о мире с интернированным правительством Польши, так как это был бы враждебный акт по отношению к Англии и Франции, но и отпустить поляков во Францию румыны тоже не могли, это был бы враждебный акт по отношению к Германии. Если бы польское правительство сдалось бы немцам в плен, то оно было бы законным и немцы могли бы с ним вести переговоры. Но правительство Польши было арестовано в Румынии и было недееспособно. Из прибежавших во Францию поляков французы организовали 30 сентября 1939 года правительство Польши в эмиграции во главе с генералом Сикорским. Но пока было живым законное правительство Польши правительство Сикорского было никем. С таким же успехом и Гитлер из пленных поляков мог создать подобное правительство и подписать с ним мир. Теперь мы видим насколько тяжелы для польского народа последствия шляхетской глупости и трусости. По сути оно не только ликвидировало государство Польша, но и вынудила Гитлера оккупировать страну.

    Но еще большую гадость поляки устроили Советскому Союзу. Сталину нужна была сильная и мощная Польша для противодействия Гитлеру. Спустя несколько лет Сталин на Ялтинской конференции своим союзникам объяснял это так: «На протяжении истории Польша всегда была коридором, через который проходил враг, нападающий на Россию. Польский коридор не может быть закрыт извне только русскими силами. Он может надежно закрыт изнутри собственными силами Польши. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Польше – это вопрос о жизни и смерти Советского государства». Что интересно, до Второй мировой войны, СССР никогда не признавал права Румынию на Бессарабию, а вот о возврате западных белорусских и украинских земель вопрос даже не поднимался. А почему? А потому, что эти земли усиливали и укрепляли Польшу, а следовательно создавали пояс безопасности и для СССР.

Категория: Тактика и стратегия | Добавил: Ellis (15.02.2013)
Просмотров: 3508 | Рейтинг: 5.0/1