Воскресенье, 09.05.2021, 17:04
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » Тактика и стратегия

Халхин-Гол - зеркало 1941 года.

 В 1938 году в Японии был разработан план вооруженного нападения на СССР под кодовым названием «Хотиго». К тому времени японские войска оккупировали Маньчжурию и таким образом находились в непосредственной близости от советских границ. Вариант «В» плана «Хотиго» предусматривал вторжение в Монголию и выход к озеру Байкал. Однако в японском генштабе понимали, что воевать с Советским Союзом и одновременно с войсками Чан Кайши и китайскими коммунистами Япония не в состоянии. Кроме того, японская разведка вполне определенно делала заключения о военно-технической мощи СССР и возможные дальнейшие последствия  для Японии.

 Демонстрационный полет 20 мая 1938 года группы ночных бомбардировщиков  ТБ-3 на японскими городами и селами с опознавательными знаками Китая( японцы вполне представляли кто управлял самолетами) прекрасно давал понять, чем все это может закончиться. Особенно этот полет был памятен тем, что в то время не существовало зенитных систем, способных поразить ТБ-3. И тем не менее, конфликт разгорелся, источник, наиболее радикальное крыло японского генштаба. Расчет делался на восстание монгольского народа против просоветского режима. Место было выбрано удачно, со стороны Маньчжурии рядом проходила железная дорога, а до ближайших частей Красной Армии почти 400 километров.

  11 мая 1939 года японцы и отряды маньчжур форсируют реку Халхин-Гол. Завязываются первые бои с подразделениями монгольских пограничников. На помощь пограничникам подтягиваются части 57 Особого корпуса Красной Армии. Правда, первые же бои успеха Красной Армии не приносят. В первые же дни  советская авиация потеряет 17 самолетов. В Москве, такие рапорты об «успехах» сталинских соколов вызовут состояние шока. Ворошилов отдает приказ, не применять авиацию до особого распоряжения. Исполнение этого приказа способствует тому, что японцы безраздельно господствуют в воздухе, наземные части Красной Армии остаются без прикрытия с воздуха, несут тяжелые потери в людях и технике, а командование действует вслепую без воздушной разведки. В Монголию решено направить группу опытных летчиков-инструкторов. Все они прошли горнило боев в Испании и Китая. Возглавляет группу заместитель командующего ВВС страны комкор Яков Смушкевич. Легендарный человек, в Испании был известен как генерал Дуглас, за его голову Геринг обещал награду в один миллион марок. Группа летчиков-инструкторов сразу берется за работу. Ежедневно проводятся учебно-боевые вылеты и разбор полетов. В кратчайшие сроки были подготовлены вполне боеспособные пилоты. Результаты не замедлили сказаться, в жестоких боях советские пилоты стали завоевывать господство в воздухе.

   27 мая 1939 года японская армия прорывает фронт и выходит в тыл нашим частям. В период между 27 и 29 маем разгораются наиболее ожесточенные и кровопролитные бои за всю историю японо-советского противостояния.

 Из оперативного донесения:

  «В период боя 28-29 мая управления войсками как со стороны общего командования , так и командования частей организованно было безобразно плохо. Штабы своих функций не выполняли, в обстановке не ориентировались, комсостав часто не находился на своем месте и не руководил войсками……

 …Победа была одержана не за счет умелой организации боя командованием. А за счет стойкости и преданности своей Родине бойца и инициативе  низшего и среднего звена комсостава».

 Командующий 57 Особым корпусом Красной Армии комдив Фекленко оказался в сложной ситуации, его части оказались разбросанными на очень большой территории, а японцы начали наступать в районе, которое советское командование никогда даже гипотетически не считало возможным районом боевых действий. Все, что в данной ситуации мог сделать комдив, это бросать все новые и новые части в бой. Реально Фекленко мог только обороняться.

    Оказавшись в должности командующего корпусом, вместо Фекленко, Жуков немедленно начинает действовать. Первое, что он сделал - перевел свой штаб из Улан-Батора непосредственно в прифронтовую зону. Второе – по его приказу создаются фронтовые аэродромы вблизи позиций советских войск. Это гарантирует своевременное прикрытие пехоты в случае налета японской авиации. Кроме этого, Жуков по опыту позиционных боев Первой мировой вводит во вверенных ему частях траншеи и ходы сообщения(ранее этот вид  обороны был упразднен в Красной Армии). Москва отправляет Жукову свежие армейские части. Пополнение прибывает правда практически не обученное и не готовое к войне. Известен случай, когда из Уральского военного округа прибыл полк с полностью приписным составом. Новоиспеченные солдаты увидели первый раз винтовку уже в Монголии. Даже среди офицерского состава не было ни одного кадрового военного.

   Уже с первых недель боев, в Москве стало ясно, что в системе управления и оперативного руководства советской группировкой нужно что-то менять. Нужен был человек,  знающий военное дело, имеющий опыт управления войсками в боевых реальных условиях. Этим человеком стал командарм 2-го ранга Григорий Штерн. Армия без тылового обеспечения небоеспособна. Это отлично понимает кадровый офицер Штерн. В первую очередь он налаживает обеспечение боевых частей. В степи прокладываются дороги, создаются узлы связи, промежуточные аэродромы и базы материально-технического снабжения. Из Забайкальского военного округа ежедневно в Монголию движутся сотни машин с различными грузами для действующей армии. Не остается в стороне от внимания Штерна даже доставка писем и посылок из дома для бойцов. Проводится грандиозная по сложности работа, требующая особого таланта и опыта. Работа тем более важная, если учесть , что в районе боевых действий нет  складов горючего, воды или дров. Штерн постоянно находится в войсках, проверяет боеготовность, учит, советует, делится опытом. Именно здесь и зарождается его конфликт с новым командиром 57 корпуса Жуковым.

   В боях советские войска несли тяжелые потери, японцы не давали им ни минуты передышки, постоянно маневрируя противник искал и находил слабые места советской обороны. Жукову приходилось раз за разом бросать в бой свежие, но совершенно необстрелянные войска. Он стремился всеми наличными силами сковать японцев, не дать им продвигаться вглубь монгольской территории. Для этого он и перебрасывал неподготовленные части с одного участка фронта на другой, затыкая ими дыры. С одной стороны этим достигался определенный эффект, с другой – при слабой связи и слабой подготовке личного состава, особенно командиров, терялось управление войсками, рождались панические настроения.

 Против действий Жукова резко возражает Штерн. Он приказывает Жукову организовать работу 57 корпуса, наладить снабжение и соблюдать все требования уставов и нормативных актов. Дело доходит до Ворошилова, который лично запрещает Жукову вводить в бой необученные части.

   2 июля 23-я пехотная дивизия японцев начинает наступление. Разведка РККА проморгала сосредоточение крупных сил противника на левом фланге. Японские войска форсируют реку Халхин-Гол и занимают стратегическую высоту сопку Баян-Цаган. Одновременно начинается наступление на группу советских войск оборонявших восточный берег Халхин-Гола. Создается угроза полного окружения и уничтожения.

 Командарм Штерн предлагает немедленно подтянуть к сопке наши войска. Танки совместно с пехотой под прикрытием артиллерии и авиации должны атаковать сопку и уничтожить японские войска. План идеален, но есть одна проблема,  противник может закрепиться, подтянуть свежие силы и тогда штурм сопки затянется. К тому времени наши войска на восточном берегу уже могут быть уничтожены. И тогда Жуков решается на дерзкий и неожиданный, как для японцев , так и для Штерна шаг. В воздух поднимаются более сотни истребителей и бомбардировщиков, они наносят массированные и штурмовые удары по подходившим резервам противника. В то же время на Баян-Цаган вопреки всем уставам и положения , без всякого прикрытия  брошена 11-я танковая бригада Яковлева. Для поддержки танкистов в бой был направлен стрелковый полк, но он заблудился в степи и в бою участия не принимал. Постепенно подходят войска и прямо с марша идут в бой. Ожесточение достигает крайнего предела, японские и советские пилоты расстреливают тех, кто пытается спастись из подожженных машин на парашюте, а на земле советская пехота никого не берет в плен. Через два дня все кончено. Как и предсказывал Штерн, 11-я танковая бригада практически полностью уничтожена, она потеряла 70% танков, в бою погиб и комбриг Яковлев. Однако японцы разгромлены и отброшены за Халхин-Гол.

  Москва перебрасывает в Монголию свежие войска. Идет подготовка к генеральному наступлению.

 Жуков предлагает крайне рискованный план. По японской группировке, занимающей позиции между Халхин-Голом и монгольско-манчжурской границей с флангов наносятся удары, в центре советские войска сковывают противника наступлением с фронта. На следующем этапе советские войска должны будут уничтожать окруженного противника и одновременно отбивать попытки японцев разомкнуть кольцо окружения. План утвержден в Москве.

  20 августа 1939 года начинается наступление Красной Армии. С первых же часов становится ясно, что силы и возможности противника недооценили, сопротивление японцев нарастает буквально с каждым метром, за первые четверо суток непрерывных боев советские части прошли не больше 20 километров. Несмотря на жесточайшие бои и потери 24 августа советские войска завершают окружение, а  31 августа японская группировка,  вторгшаяся в Монголию уничтожена полностью. 17 сентября представители советского и японского командования подписывают соглашение о перемирии.

   В дальнейшем СССР и Япония подпишут пакт о нейтралитете, что в свою очередь способствует тому, что в годы Великой Отечественной войны японцы, при всем их желании, так и не рискнут открыть второй фронт против СССР. Япония и СССР обменяются пленными. Ворошилов в телеграмме Жукову требует создать для советских пленных все условия и заботу. После необходимых проверок, почти все из них будут отпущены по домам, некоторые офицеры, в особенности летчики продолжат службу в Красной Армии и даже будут награждены. В 1939 году, тех, кто попал в плен, еще не считали в обязательном порядке врагами народа.

 Пройдет всего два года и в июне 1941 года Красная Армия схлестнется с самым страшным и жестоким врагом последнего тысячелетия. Проигранные приграничные сражения, большое количество пленных, убитых и пропавших без вести советских солдат, масса сгоревшей техники, так и ни разу не выстрелившей по врагу как, в зеркале высветит вопросы боевой и технической подготовки поднятые, но так и не решенный в 1939 году. Опять, как и в 1939 советский боец будет расплачиваться немалой кровью за бездарность командования, за отсутствие индивидуальных и коллективных навыков ведения войны, за неумение организовать и организовывать, за все, что потом наш «маршал Победы» Жуков дипломатично назовет – учились воевать. Если учились воевать в 41-м, то чему же тогда учились в 39-м?

Категория: Тактика и стратегия | Добавил: Ellis (15.02.2013)
Просмотров: 1059 | Рейтинг: 5.0/2