Воскресенье, 09.05.2021, 17:34
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » перепечатка из интернета

Читая мемуары немецких солдат... Вранья там выше крыши...Часть1 Ивакин Алексей Геннадьевич

 Сейчас много издается переводной мемуарной литературы немецких солдат. Вранья там выше крыши...

  Немецкий писатель Хассо Г. Стахов (1924-2008), автор нескольких антимилитаристских книг, известен в Германии в основном среди тех, кто изучает военную литературу. В России его практически не знают, так как до недавнего времени его книги не переводились. Хассо Стахов родился в бывшей Померании, в городе Штеттине (сегодня польский город Щецин). С 18 лет был солдатом в одной из немецких пехотных дивизий на участке фронта в районе Погостья под Ленинградом, затем в составе штурмового батальона 18-й армии воевал под Пушкиным, Гатчиной, у Чудского озера и в Курляндском котле. Несколько раз был тяжело ранен. В пятидесятые годы работал журналистом, возглавлял редакции известных журналов, затем был членом правления одного из крупных южно-германских издательств.

  

  Читаю сейчас мемуары немецких солдат, воевавших на Восточном фронте.   Скажу сразу прямо - не отличаются немецкие ветераны ни умом, ни сообразительностью.   Чего стоят только монголы с автоматами Калашникова. Это пулеметчик Ганс Киншерманн отличился в книге 'Кроваво-красный снег' (М. Яуза, 2009)   Ну и придурки-сослуживцы француза Ги Сайера, отмораживавшие в минус пять пальцы, тоже радуют. (Последний солдат третьего Рейха. М. Центрполиграф, 2007)   Однако сейчас я хочу остановиться на охрененно 'правдивой' книге Хассо Г. Стахова 'Трагедия на Неве' хочу остановиться.   Издана тем же 'Центрполиграфом'.

  Об этом издательстве можно много сказать. Переводят они почему-то с английского. И потому на страницах мемуаров мелькают немецкие сержанты, измеряющие расстояния в футах и ярдах.  Однако эта книга переведена с немецкого. Подполковником запаса Лебедевым Ю.М. Именно поэтому я ее и взял за основу, чтобы показать - немцы врали, врут и врать будут. Например цитата из авторского предисловия:  'О том, что в действительности немецкие солдаты ни единой минуты не были рады своей роли в качестве оккупантов... сегодня необходимо рассказать...' (стр. 9)  Охренеть! Горевали бедные немцы в окопах, плакали по ночам, домой просились. Начиная от самого Стахова, заканчивая Манштейном и фон Леебом. Но фюрер не пускал. Ага...

  Страница 10:   'Сегодня мы можем отказаться от затасканной формулировки о вероломном немецком нападении на Советский Союз 22 июня 1941 года, поскольку полюбившийся невроз вины уступает трезвой оценке'   Да ты что? Оказывается не фига не вероломно напали немцы. За месяц фюрер позвонил Сталину:

  - Мы тут на вас немножечко нападем, можно?

  - Алоизыч, о чем базар, нападайте, конечно.

  - Нам это, повод нужен... А то не хорошо, моих гансиков невроз замучает потом!

  - Ну, я вот речь перед курсантами 5 мая сказал, пообещав им войну на чужой территории вести. Пойдет?

  - Маловато...

  - Тут еще Василевский записку написал мне... Погоди... Сунул куда-то... А! Рыбу Берия в нее завернул! Распоряжусь - найдут и в Подольский архив отправят. Там будет план нашего нападения на вас.

  - Отлично! Я через Зорге дату сообщу дополнительно?

  - Конечно. Только я ему не поверю сразу. Пусть потом историки мучаются, почему...

  - Спасибо!

     Сорри за стеб, но примерно так и представляются сцены, описанные геноссе Стаховым, переписывающим господина Резуна.  То ли в силу старческого маразма, то ли в силу 'невроза вины' немецкий историк не знает о то, что 'Барбароссу' начали разрабатывать летом 1940 года.   На 12 странице он утверждает, что немецкие солдаты не знали о голоде в Ленинграде. Город в кольце блокады, Дорогу Жизни долбают, железные дороги перерезаны... Это немцы знают. А то, что голод - не знают. Удивительно избирательная у гансюков психика!   И этот 'голодомор' он оправдывает тем, что советские солдаты тоже сочувствия не испытывали в Кенигсберге, Бреслау и Берлине.  А мы чего, должны были туда с мороженым и цветами идти???

  Перейдем, однако, к первой главе.  'Круиз - Путешествие в память'   Это герр Стахов поплыл на теплоходе 'Европа' в круиз по Балтике. И вспоминает временами свою бурную молодость.   Тут особо не интересно, кроме одного момента:  '- Кенигсберг? - говорит он мне. Я-то точно знаю, что он находится в Силезии или нет. И это он о своей Родине! Я должен вам сказать, он не имеет ни малейшего представления!'  ОТЛИЧНО! За географию один, за шокирующую правду - пять! Надо же попутать Восточную Пруссию с Силезией...

  Это все равно, что сказать - Санкт-Петербург на Кубани находится.   Остальное время он вспоминает, вот тут нас бомбили, вот тут минами закидывали, вот тут мы песни пели.

  Бедные, бедные немцы... Пришли песен попеть, а их минами и бомбами...  Первая здравая мысль у него проскочила, когда на туристическом автобусе они въехали в Питер:

  'Почти 900 дней мы, немцы, осаждали этот город, вдруг поражает меня мысль'.  Надо же, дошло до дедушки! Правда мысль его поразила, похоже осколочным. Потому как он сокрушается...  По Берлину!!! Мол, для Ленинграда  доставляли 86 тонн продовольствия на 2 миллиона жителей, а вот в 1948-49 в Западный Берлин поступало только 4,5-10 тонн в сутки на 2,5 миллиона.  Оставим цифры на совести автора. Можно загуглить и найти цифры настоящие.  Добавим, что осколочное поражение мыслью не дает Стахову понять, что если бы не было блокады Ленинграда, то не было бы и Западного Берлина.  А в блокаде не немцы виноваты, нет.  Кровавый тиран Сталин, который ненавидел город и потому после войны казнил всех, кто блокадой руководил:   'Ходят слухи о том, что они готовили заговор во время блокады, были в сговоре с немцами и пытались, как когда-то, вновь сделать Ленинград столицей'. Бред через слово!!!!

  Истинная причина блокады - соперничество между Москвой и Ленинградом!!!  Охренеть, дайте две такие травы, пожалуйста!  У меня слов просто нет, чтобы ЭТО комментировать.   Кстати, именно из-за того, что Жданов 'правил' Ленинградом Сталин его и отравил. Не поверите чем - раком! А настоящая фамилия Жданова - Раковский!!

  Это Стахов утверждает на 32-33 страницах.

  Рассуждая о кровавости Сталина, Стахов не забывает упомянуть, конечно же, Тухачевского. Как без него-то... Правда, выясняется новый эпизод переворачивающий все мое представление об исторических расследованиях:  Оказывается, Тухачевский был на момент ареста... командующим войсками Ленинградского округа. Поэтому, видать, и арестовали в 1937 году...

  Я вот всю жизнь считал, что:   'С мая 1928 г. по июнь 1931 г. - командующий Ленинградским военным округом. В 1931 г. назначен начальником вооружений РККА, затем зам. председателя Реввоенсовета СССР, зам. наркома по военным и морским делам (с 15.03.1934 - наркома обороны). В феврале 1933 г. награждён орденом Ленина, в ноябре 1935 г. Тухачевскому присвоено высшее воинское звание - Маршал Советского Союза, а в апреле 1936 г. он назначен 1-м заместителем наркома обороны. 10 мая 1937 г. Тухачевский был переведён с поста первого заместителя наркома обороны на должность командующего войсками Приволжского военного округа. 22 мая он был арестован в Куйбышеве, 24 мая перевезён в Москву'  А еще Тухачевский 'На суде отрекся от Сталина, заклеймив его как врага народа и Красной армии' (стр.37)

  Да ты чо???? А это чьи слова:   '...Преступление настолько тяжело, что говорить о пощаде трудно, но я прошу суд верить мне, что я полностью открылся, что тайн у меня нет перед советской властью, нет перед партией. И если мне суждено умереть, я умру с чувством глубокой любви к нашей стране, к нашей партии, к наркому Ворошилову и великому Сталину!'

  Хрена лысого он отрекся. И не надо, герр Стахов вешать лапшу на уши, что двенадцатилетняя дочь Тухачевского Светлана - повесилась.  Сразу после расстрела отца и ареста матери ее отправили в спецдетдом, а после совершеннолетия - в лагерь. В 1948 году выпустили, как ссыльную, дав 'минус' - запрет жить в больших городах. Несколько месяцев спустя арестовали снова. В общей сложности 'срок' Светланы Тухачевской - двадцать лет.

     Глава вторая 'Что мы в действительности знали о Советском Союзе'

  Как ни хрена не знали, так ни хрена и не знают.   Из Ладоги вытекает Волга и течет на Ближний Восток. А из Волхова вытекает Днепр, слава Богу, в Черное море.  Страница - 39. А на странице 41 историк, рассуждая о следствиях 'стоп-приказа' Гитлера под Ленинградом в сентябре 1941 года выдает великолепную фразу:   'Иронией истории стало то, что стратегия Гитлера позволила выжить трехмиллионному городу'.

  Вот так ненавязчиво выдается мысль о том, что мы-то, нацисты гуманные... Это кровавый Сталин виноват!

  А Жуков-то, Жуков!  'В двадцатых годах в возрасте 25 лет этот приземистый человек... постигал военную науку у немцев. Там он особенно хорошо смог уяснить их образ мышления и взгляды' (стр. 42)

  Пипец!!!   Жуков родился в 1896 году. 25 ему исполнилось в 1921.   Знаете где он в этом году был?   На Тамбовщине:   'В декабре 1920 - августе 1921 гг. участвует в подавлении крестьянского восстания на Тамбовщине ('антоновщина'). Награждён в 1922 орденом Красного Знамени за то, что:   'В бою под селом Вязовая Почта Тамбовской губернии 5 марта 1921 г., несмотря на атаки противника силой 1500-2000 сабель, он с эскадроном в течение 7 часов сдерживал натиск врага и, перейдя затем в контратаку, после 6 рукопашных схваток разбил банду'  Честное слово, я не знал, что восставшие крестьяне Тамбовской губернии были немцами.   Это, что... Альтернативную историю я читаю? Хронопровал во времени? Целая часть вермахта попадает в 1921 год с целью научить Жукова - командира эскадрона тогда - методикам блицкрига, немецкому мышлению и нацистским взглядом.  Вам понятно, почему мы войну выиграли? Потому что Жуков учился у немцев в 1921 году. От если бы не учился, немцы бы нам задали пороху понюхать...

  Есть у немецких историков одна особенность. Вцепится в какую-нибудь фамилию и полощет ее вдоль и поперек. Вот у Стахова - Жуков. А вот гораздо более известный Пауль Карел почему-то Еременко до небес превозносит к месту и не к месту. Остальных практически не замечая.

  Тем не менее, не Жуков спасает город. Гитлер.

  Ага...

  Начинается блокадный голод. В это время 'сменный мастер В.Абакумов на ленинградской фабрике 'Х' перевыполнил норму по выпуску 'Венских пирожных', а на 2-й кондитерской фабрике идет изготовление 'Ромовых баб' (стр. 49)   Знаете, откуда информация?   Из журнала 'Огонек' за 1989 год. Я, правда, не знаю где в Питере кондитерская фабрика с неприличным названием 'Х'... Может, питерцы секрет откроют, а?

  Вот этому мифу я тут уделю побольше внимания. Частично скопипастив статью вот отсюда: http://www.diary.ru/~translation-lj-1/   Краткое изложение мифа: В то время как жители блокадного Ленинграда голодали, А. А. Жданов объедался деликатесами.   Прежде всего, хочется отметить, что нет никаких сомнений в том, что А. А. Жданов, как, впрочем, и всё руководство города питалось лучше рядовых ленинградцев. Однако было бы, по крайней мере, странно, если бы достаточно ограниченному кругу лиц, руководящему Ленинградом, не обеспечили бы нормального питания в любых условиях. Вряд ли голод сильно улучшил бы чьи-либо организаторские способности.   Сторонники мифа утверждают, что Жданов не просто питался лучше других, а прямо-таки обжирался, причём зачастую ещё и напоказ.  Интересно в связи с этим проследить, как со временем, от публикации к публикации меняется одно из свидетельств якобы очевидца обжорства Жданова. В статье д.и.н. Ю. З. Кантор 'На всю оставшуюся жизнь нам хватит горечи и славы', опубликованной в газете 'Известия' в 2004 г., был процитирован следующий отрывок из чьих-то воспоминаний: 'Был у Жданова по делам водоснабжения. Еле пришел, шатался от голода... Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные буше'. При этом ни автор данных откровений, ни, тем более, источник указан не были.

  Проходит пять лет. И вот в своей новой статье Ю. З. Кантор пишет: 'Из воспоминаний ленинградского инженера-гидролога: 'Был у Жданова (первый секретарь Ленинградского горкома. - Ю.К.) по делам водоснабжения. Еле пришел, шатался от голода... Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные'.

  Отметим, что автор воспоминаний по-прежнему не указывается. Зато появляется информация о его профессии - 'инженер-гидролог'. В то же время исчезает указание на то, какие именно пирожные лежали у Жданова 'там'.

  Впрочем, оставим это на совести Юлии Зораховны. 'Известия' в любом случае пошли ещё дальше по пути мифотворчества. В специальном выпуске газеты 'Петербургская неделя' (приложение к газете 'Известия' , вышедшем 8 сентября 2008 г. и приуроченном к началу блокады Ленинграда, это достаточно уважаемое издание опубликовало следующее (выделены слова, добавленные в сравнении с 'Известиями'): 'Вот воспоминания очевидца тех лет Ю. Кантора 'Был у Жданова по делам водоснабжения. Еле пришёл, меня шатало от голода... Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там очень много хлеба или даже колбасу, я бы не очень удивился. Но там в вазе лежали настоящие пирожные буше...' Мы видим, что некто (автор статьи не указан) добавил слова, которых не было в оригинальном тексте статьи. Кроме того, Ю. Кантор из публикатора превратилась в 'очевидца' и заодно сменила пол (кстати, женская фамилия 'Кантор' не склоняется).

  Зачем мы так подробно остановились на этом частном случае? Дело в том, что в нём, как в капле, отразилась вся технология мифотворчества. В информационное поле вбрасывается хлёсткая запоминающаяся фраза, которая уже самостоятельно продолжает своё путешествие, изменяясь и обрастая новыми подробностями. Так пирожные у Жданова (они вообще являются довольно устойчивым образом) возникают и в таком, например, контексте: 'Так что же не нравится участникам 'круглого стола' в культурном центре ФСБ? В чем они видят заказную, оплаченную фальсификацию истории, покушение на самое святое?  А вот в чем. Близоруко, односторонне показана сама война, точнее, роль советского руководства в суровые военные годы. Не так ее надо сегодня показывать.   Не было растерянности и трусости. Не было страшных и необязательных потерь. Не было заградотрядов. Не было людоедства в Ленинграде и пирожных в хрустальной вазочке в кабинете Жданова)'.

  Вообще же, миф о Жданове, который объедался деликатесами, как и многие другие, возник в отечественной печати, по всей видимости, в конце 1980-х гг. Так, В. Демидов упоминает публикацию в журнале 'Огонёк', в которой рассказывалось о том, как в голодную блокадную зиму 1941/42 гг. личный шофёр Жданова Васильев возил ему в Смольный горячие блины. Как справедливо указывает сам Демидов, неясно, зачем Жданову нужны были блины из дома, если во флигеле Смольного жил его личный повар, Николай Щенников  Существует также миф о том, как Жданову (всё в ту же голодную зиму 1941/42 гг.) возили из Партизанского края самолётами персики. Здесь стоит сказать, что ленинградский Партизанский край существовал на территории Белебелковского (упразднён в 1961 г., территориально - в составе современной Новгородской обл.) и Дедовичского (сейчас - в составе Псковской обл.) районов Ленинградской области и части Ашевского района Калининской области (сейчас - МО 'Ашевская волость' Бежаницкого района Псковской обл.) с октября 1941 г. по август 1942 г.

  Урожай персиков на широте в 57º с.ш. зимой 1941/42 гг. предлагаю оценить самостоятельно. Если данные найдете - пришлите мне, плиииииз!

  Продовольствие же в осаждённый Ленинград из Партизанского края действительно доставлялось. В ту самую страшную блокадную зиму жители Партизанского края отправили через линию фронта в Ленинград обоз, состоявший из более чем 200 подвод. Было переправлено 380 центнеров хлеба и разных круп, 120 центнеров жиров и другие продукты. Так что вполне возможно, что мифотворцы просто взяли реальное историческое событие и извратили его до неузнаваемости.

  Как вспоминала одна из двух дежурных официанток Военного совета фронта А. А. Страхова (Хомякова), во второй декаде ноября 1941 года Жданов вызвал её и установил жёстко фиксированную урезанную норму расхода продуктов для всех членов военсовета (командующему М. С. Хозину, себе, А. А. Кузнецову, Т. Ф. Штыкову, Н. В. Соловьёву): 'Теперь будет так...'. (Блокада рассекреченная: Сборник / Составитель В. Демидов. - СПб.: 'Бояныч', 1995:)   '...Чуток гречневой каши, щи кислые, которые варил ему дядя Коля (Щенников - персональный повар. - Авт.), - верх всякого удовольствия!..', - рассказывала она же [Демидов В., Кутузов В. Последний удар. Документальная повесть // 'Ленинградское дело' / Сост. В. И. Демидов, В. А. Кутузов. - Л.: Лениздат, 1990. - с. 44-45].

  Оператор располагавшегося в Смольном центрального узла связи М. Х. Нейштадт вспоминал: 'Честно скажу, никаких банкетов я не видел. Один раз при мне, как и при других связистах, верхушка отмечала 7 ноября всю ночь напролёт. Были там и главком артиллерии Воронов, и расстрелянный впоследствии секретарь горкома Кузнецов. К ним в комнату мимо нас носили тарелки с бутербродами. Солдат никто не угощал, да мы и не были в обиде... Но каких-то там излишеств не помню. Жданов, когда приходил, первым делом сверял расход продуктов. Учёт был строжайший. Поэтому все эти разговоры о 'праздниках живота' больше домыслы, нежели правда.. Жданов был первым секретарём обкома и горкома партии, осуществлявшим всё политическое руководство. Я запомнил его как человека, достаточно щепетильного во всём, что касалось материальных вопросов' (Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 20 июня. Цит. по: Кутузов В. А., Демидов В. И. Член Военного совета А. А. Жданов // Битва за Ленинград: Проблемы современных исследований: сборник статей. - СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. - с. 161)

     Вернемся к нашему немецкому камраду, ититть его меть...

  Дальше он начинает писать о немецком идиотизме, выставляя его за героизм.

  Стр. 50.   21 пехотная дивизия. Некомплект по штату 29 офицеров, 277 унтеров, 1501 солдат.  И отсутствие зимнего снаряжения. Пресловутое. Кто ж виноват, что вы, придурки, не знали о русской зиме??  Кстати, не такой уж и страшной, как мемуаристы описывают.  Смотрим по датам. Тихвинская операция началась 16 октября. Стахов пишет, что в этот день было минус 10.  По данным метеостанции центрального аэродрома им. М.В. Фрунзе в Москве: Ночью минус 5,1, днем плюс 1.  Поверим Стахову, все-таки Волхов несколько севернее. Будем делать поправку на минус десять.

  22 октября  Среднесуточная плюс 5,4, плюс 3,7, днем - плюс 6,5  У стахова - МИНУС 35!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

  17 ноября.  Среднесуточная минус 8,7, ночью минус 10,4, днем минус 5,4 У Стахова минус 35...

  1 декабря. Среднесуточная минус 8, ночью минус 13, днем - ноль!! У Стахова минус 20...

  5 декабря.  Среднесуточная минус 23,6, ночью 25,3, днем - 20,6  У Стахова минус 35...

  15 декабря.  Среднесуточная минус 19,2, ночью минус 23,5, днем минус 14,9.  У Стахова минус 40...

    Вот так вот... К сожалению, мне не удалось в инете найти метеосводки под Ленинградом. Пользуюсь диском 'Битва под Москвой. Там есть метеосводки с 22 июня 1941 по 30 апреля 1942 года. Самую низкую температуру нашел 20 января ночью - минус 40. Один раз. За всю зиму.  Хорошо немцев Геббельс врать научил, правда? Причем Стахов тут же пишет: 'Солдаты оказывались по колено в грязи, а машины - по кузов' (стр. 56). Вот муха бляха, какая у русских грязь морозоустойчивая...

  Ладно, понятно, что летнем обмундировании и минус десять адом могут показаться, но вот наш 'гешихтер' пишет, что немецкую 61 пехотную дивизию перекинули под Тихвин из-под Кенигсберга. А вот нельзя было позаботиться о зимнем снаряжении? Или все думали, что война через полчаса закончится, после того как немцы до Тихвина дойдут?

  Право слово, это идиотизм какой-то...

  Все стонут и стонут, что все их предали. От коварных русских до морозов. Но героические немецкие солдаты продолжают сражаться, фиг знает с кем, плюя на предательские приказы сверху:   'Ни одна из деревень не поджигается. Последние дома должны быть взорваны, чтобы не дать красноармейцам возможности какого-либо размещения. Но когда дивизия получает этот приказ, то его не доводят до подчиненных подразделений'. (стр. 55)   Во как. Жалко немцам красноармейцев.   А знаете, почему эта фраза - ложь?

  Да потому, что Стахов описывает на этой странице...  Наступление на Волховстрой и Тихвин.   Какие еще красноармейцы???? Вы наступаете, захватываете деревни - зачем их поджигать? Логично оставить для размещения тыловиков, госпиталей и т.д. Значит и приказа такого не было. А если и был, то в тот момент, когда гансы бежали из Тихвина обратно. Вот там чудеса храбрости они и показали...

  18 мотопехотная дивизия вышла из под Тихвина в составе 741 человека. Бросив, между прочим, раненых, все барахло свое и тяжелое вооружение.  Стахов сам делает вывод, что они не были готовы к такой войне.   'Русские знают, что немцы чувствуют у себя в лесу чужими. Они не умеют делать в лесу бездымный костер. Им неведомо, как оборудовать лесную позицию таким образом, чтобы ее очертания сливались с местностью. Как расположить на флангах посты, чтобы они были недоступны огню снайперов? Как доставлять туда орудия и станковые пулеметы, находясь по пояс в снегу, как делать для них укрытия? Почему немцы в маскхалатах, ничего не подозревая, устраиваются перед темной, свободной от снега, стороной деревьев, а не там, где они будут незаметны? Почему никто не знает, что можно повалить два дерева крест-накрест, и тогда их ветки будут служить защитой от снежной метели? Почему этому надо учиться у русских?' (стр. 67) Потому, что вы, камрады, идиоты.  Бисмарк вас предупреждал, о 'холодных глазах русского медведя'? Предупреждал. Так что нечего плакать. Сами себе фюрера выбрали демократическим путем.  И нечего удивляться, что наступление на Тихвин велось по трехкилометровым картам. Других у них не было... А как же собирались дойти до Архангельска?

  Болота на Волхове - это детский лепет по сравнению с тем, что немцев ждало впереди.

  Читая мемуары эти, создается впечатление, что немцев надо было пропустить до Архангельска. Сами бы сдохли по пути. А кто добрался бы - напоить горячим кофе в порту, ласково щелкнуть по отмороженному носу, укутать в плед и посадить на пароход Архангельск-Бремен. Пусть бы фюреру передали - 'Не надо к нам с мечом ходить, не надо...'

     Вранье о наших солдатах:

  Не надо приплетать, что русские солдаты носили сапоги на размер больше, потому как в морозы закутывали ноги бумагой или соломой.   Есть такая штука портянки. На хрена бумагу переводить? Но это так, мелочи.

  Не может ганс не вспомнить про Жукова:   'Американского генерала Дуайта Эйзенхауэра Жуков познакомил с советским методом преодоления минных полей: "Подходя к минному полю, наша пехота проводит атаку так, как будто этого поля нет. Потери, нанесённые противопехотными минами, мы считаем всего лишь равными тем, которые мы бы понесли от артиллерийского и пулемётного огня в случае, если бы немцы прикрыли данный район не минами, а значительным количеством войск". "Я живо вообразил, - прокомментировал рассуждения Жукова Эйзенхауэр, - что произошло бы, если бы какой-нибудь американский или британский командир придерживался подобной практики, и ешё более живо представил себе, что сказали бы солдаты любой из наших дивизий, если бы мы действовали таким образом".

     Для начала Дуайту надо напинать...   Командир английской 22-й бронетанковой бригады бригадир Робертс вспоминал, что всю первую ночь его бригада пробивалась через минное поле. Цепные тралы Скорпион сразу же отказали и саперам пришлось проделывать проходы вручную. К рассвету бригада оказалась зажата между первым и вторым минными полями и понеся потери, откатилась назад. Когда в следующую ночь бригада пошла в атаку по своим следам прошлой ночи, то оказалась, что немцы пристреляли, проделанные проходы. Бригада, потеряв почти все свои танки, задачу так и не выполнила.   В отчаянии, командир 10-й бронетанковой дивизии бросил в атаку усиленный полк в количестве 43 танков с приказом идти вперед, невзирая на мины. Полк, потеряв на минах 28 танков, пробиться не сумел. Думаете единичный случай?

  Ха-ха... Вот вам высадка в Нормандии:  Только на участке высадки "Голд" (Gold Beach) англичане на минах потеряли около 20 десантных плавсредств, что привело к значительным потерям в технике и личном составе.

  Американский 237-й инженерный боевой батальон (237th Engineer Combat Battalion), обеспечивавший высадку на участке "Юта" (Utah Beach) и первым продвинувшийся за пределы пляжа, попал на минное поле из выпрыгивающих мин S.Mi.35, после чего солдаты в панике бросились назад в воду.  Скажите еще, что Командование англо-американцев не знало о 'Спарже Роммеля' ничего...

  А вот что бывает, если пехота рывком не проходит минное поле и не атакует противника:

  Американский 115-ый пехотный полк (115th Infantry Regiment) на участке "Омаха" (Omaha Beach) отказался двигаться вперед, когда солдаты поняли, что саперы не в состоянии отыскать и уничтожить немецкие мины и пролежал на берегу несколько часов.

  Результат показан в 'Спасении рядового Райана'.   Настоящих потерь же от мин было относительно немного. К настоящему времени нет полных данных о потерях от мин во время высадки, но 8-й и 22-й полки, оказавшиеся во время высадки там, где практически не было немецких позиций, потеряли всего 12 убитыми и 106 ранеными. Можно утверждать, что все потери в этих двух полках были от мин.

     В оригинале цитата из Эйзенхауэра звучит так:   Eisenhower writes: "Highly illuminating to me was his description of the Russian method of attacking through minefields. The German minefields, covered by defensive fire, were tactical obstacles that caused us many casualties and delays. It was out laborious business to break through them, even though our technicians invented every conceivable kind of mechanical appliance to destroy mines safely. Marshal Zhukov gave me a matter-of-fact statement of his practice, which was roughtly 'There are two kinds of mines; one is the personnel mine and the other is the vehicular mine. When we come to a minefield our infantry attacks exactly as if it were not there. The losses we get from personnel mines we consider only equal to those we would have gotten from machine guns and artillery if the Germans had chosen to defend that particular area with strong bodies of troops instead of with minefields. The attacking infantry does not set off the vehicular mines, so after they have penetrated to the far side of the field they form a bridgehead, after which the engineers come up and dig out channels through which our vehicles can go.' " Его описание русского способа атаки через минные поля многое для меня прояснило. Немецкие минные поля, прикрытые оборонительным огнем, были тактическими препятствиями, которые приводили к большим потерям и задержкам. Прорыв через них всегда становился трудоемким делом, несмотря на то, что наши специалисты всякий раз придумывали какие только возможно механические приспособления для безопасного уничтожения мин. Маршал Жуков поделился со мной приемом из собственной практики, объяснив его примерно так: "Существуют два вида мин: противопехотные и противотанковые. Когда мы подходим к минному полю, наша пехота атакует, как будто его там нет. Потери от противопехотных мин мы считаем примерно равными тем, которые причинили бы нам пулеметы и артиллерия, если бы немцы решили защищать этот участок большими силами войск, а не минными полями. Атакующая пехота не подрывает противотанковые мины, поэтому после прорыва через минное поле она создает плацдарм, после чего подходят саперы и прокладывают пути для техники".   Вот так вот! Обязательно найду данные по действиям вермахта в подобных ситуациях...

     А пока Стахов описывает леденящие тевтонскую кожу случаи, как одного солдата ранило на посту и он уронил пулемет в снег. Так как высота сугроба была с метр, то пулемет искали аж несколько часов всем отделением. (стр. 85)  Это еще раз доказывает, что у немцев мозги ооооочень плохо работают в нестандартных ситуациях.  Пулемет не ключ. Его в сугроб урони - так в снегу дыра будет огромная. Вот на дне этой дыры и надо искать 'пропажу'. Германцы, видать, решили, что пулемет способен уползти под снегом куда-то и перепахали все поле. Идиёттен...

  Отдельная глава посвящена русским зверствам.   13 января было расстреляно 12 немецких военнопленных. Ужасное зверство. Это потому что бригадный комиссар 2 ударной армии Васильев приказал. (стр. 87)  Позвольте, комиссаром 2УА был...  Бригадный комиссар, член военного Совета армии А.И. Михайлов.  Для немца, конечно, между Васильевым и Михайловым никакой разницы нет... Тогда для меня между Геббельсом и Стаховым тоже нет никакой разницы. Только вот 13 января еще не было никакого Волховского котла.

  'По приказу командования 9 января все подразделения дивизии были отведены на исходные позиции. На другой день командиров соединений вызвали в штаб армии, где сообщили, что командарм Г. Г. Соколов отстранен от должности. Его заменил генерал-лейтенант Н. К. Клыков. Тут же была поставлена задача: к исходу 12 января быть готовыми к наступлению с прежними целями, то есть прорвать оборону и наступать в общем направлении на Любань. На рассвете 13 января после короткой (20-30 мин.) артподготовки части дивизии двинулись вперед. До переднего края противника было около 800-1000 метров. Глубокий снег, особенно в долине реки, мороз до 30 градусов, сильный пулеметный и минометный огонь противника, а у нас ни лыж, ни маскировочных халатов. Все это усложняло действия наступавших частей, особенно первого эшелона. Пространство до рубежа атаки бойцы вынуждены были преодолевать ползком, зарываясь в снег. Лишь около 14 часов роты первого эшелона вышли на рубеж атаки. Люди были настолько измотаны, что, казалось, не в состоянии больше сделать ни шагу. Я вынужден был ввести в бой второй эшелон дивизии. И только вместе с ним поднялись в атаку подразделения первого эшелона. Оборона противника на участке Бор - Костылево была прорвана. Гитлеровцев отбросили на рубеж реки Полисть. В прорыв вошла подвижная армейская группа с 13-м кавалерийским корпусом генерала Гусева во главе.

  В полосе наступления нашего соединения оборонялись части 126-й пехотной дивизии противника. Она потеряла в этом бою до тысячи человек убитыми и много военного имущества. В частности, нами было захвачено: 19 орудий разных калибров, 82 пулемета, 50 минометов, 200 автоматов, 4 радиостанции и пр. Большие потери понесла и наша дивизия. Правда, убитых было немного, но раненых, мне помнится, около 1000 человек. В этом бою погиб командир 1098-го полка полковник П. Я. Комаров. Он был убит, по всей вероятности, снайпером, отличившим его от прочих по белому добротному полушубку, офицерскому снаряжению и шапке-ушанке из желтой цигейки. После этого случая нам пришлось заменить командному составу шапки и спрятать портупеи.'

  'До последнего дыхания' И. М. Антюфеев, генерал-майор в отставке, в 1941-1942 годах командир 327-й стрелковой дивизии  Котел образовался лишь 26 марта.

     Стахов на это не обращает внимания. Он возмущается отсутствием совести у красноармейцев, расстрелявших пленных.  Обвиняет в этом Сталина и Эренбурга. Мол, Сталин издал приказы, 'разрешающие убийства' а Эренбург пропагандой ненависти занимался.  Хотелось бы напомнить, что 'унтерменш' - это не русское, а немецкое слово. А 'Приказ о комиссарах' напомнить? А... Историк его знает, правда говорит о том, что его вермахт не выполнял, почему этот приказ в 1942 и отменили...

  Проверим!

  По сведениям штаба I-го армейского корпуса группы армий 'Север' с 7 июля по 26 ноября 1941 г. в подразделениях корпуса в соответствии с 'приказом о комиссарах' расстреляно 16 человек ('Die Soldaten der Wehrmacht'. Munchen, 1998 S.132-133.)

  К началу августа 1941 г. 170 комиссаров, захваченных 2-й танковой группой под командованием Гудериана, были переданы айнзацкоманде (Там же. S.131)

  По документам 3-го моторизированного корпуса, входившего в состав I-й танковой группы под командованием Клейста, к 24 июля 1941 г. подвергнуто 'особому обращению' (т. е. расстреляно.)- 82 комиссара (Там же S. 133)

  Капитан Денглер из 3-го артполка 3-й мотодивизии сообщает: 'Летом 1941 г. командир нашего полка полковник Томашки предупредил нас об обязательном истреблении всех политработников, евреев, советской интеллигенции' (С. Митчем. Фельдмаршалы Гитлера и их битвы, с. 196.)

  Кто-то скажет, а вот Манштейн в своих 'Утерянных победах' пишет, что он отказался этот приказ выполнять, о чем сообщил Гепнеру.

  Скажите, когда он писал свои 'найденные поражения'? Правильно, после войны в американской тюрьме. И что бы было, если бы он сознался в выполнении приказа? Правильно... Высшая мера.

  А может другой приказ напомнить? Куда менее знаменитый, чем 'Приказ о комиссарах'? М?

  Этот немецкий директивный документ как-то обходится вниманием историков. Раньше о нем еще встречались упоминания, но как-то все без его цитирования. Современные же российские демократические историки очень старательно его замалчивают. А между тем он полностью расставляет точки над i, относительно поведения немецких военнослужащих в отношении гражданского населения на оккупированной территории Советского Союза.  В двух словах - Во-первых, этот документ передавал всю судебную власть в отношении всего местного населения в руки любого немецкого офицера, который единолично решал помиловать человека, заподозренного (только заподозренного!) во враждебности или расстрелять. Более того, командир батальона и выше мог применять массовые репрессии в отношении всего населения целого населенного пункта.

  Во-вторых, немецкий военнослужащий любого звания, да в вообще любой немец, входящий в состав войск не нес никакой дисциплинарной или уголовной ответственности за преступления против местного населения.

  Не верите? Читайте сами. Вот полный текст этого документа. Его оригинал на немецком языке вы сможете найти в ЦГАОР РФ. Фонд 7445, опись 2, ед. хранения 166. И обратите внимание на дату этого документа. Война еще не началась, а беспощадность к советским гражданам уже предписана.

     "О военной подсудности в районе "Барбаросса"

 

  Напомню, что к району "Барбаросса" немцы относили все территории. на которых осуществляется выполнение плана войны против СССР под кодовым названием "Барбаросса", т.е. всю территорию СССР.

  Уже первый пункт первого раздела директивы изымает из юрисдикции немецких военных и военно-полевых судов все преступления совершаемые гражданами нашей страны, которых эта директива с ходу обозначает как " враждебные гражданские лица". Заметим, что здесь не идет речи ни о "коммунистических элементах", ни о "сотрудниках НКВД" или ком то подобном. Все, абсолютно все граждане СССР отнесены к враждебным гражданским лицам.

  Так что же, может быть немецкие власти не считают возможным судить граждан чужой страны за преступления и отдают их судить советским судам по советским законам? Что ж, такое в мировой практике бывало.

  Однако третий пункт директивы предписывает войскам всех, кто совершает нападения на них, уничтожать немедленно с применением крайних мер. Возразить на это особенно нечего. Война есть война и всякого, кто стреляет в тебя, ты вправе уничтожить.

   Но вот четвертый пункт отчетливо и однозначно определяет кому предоставляется полное право вершить суд и расправу над гражданами СССР вплоть до применения расстрела. Это любой немецкий офицер. Причем для этого не требуется разбирательство, расследование и даже достаточно четкое определение - совершал ли этот человек преступление или нет. Достаточно того, что имярек заподозрен в том, что он совершал деяние. Причем выбор мер наказания невелик - растрелять или не расстрелять. Никаких прокуроров, адвокатов, презумпции невиновности, права на обжалование. Немецкий офицер здесь высшая судебная инстанция. Его приговор окончательный. Любое его решение автоматически считается правомерным и законным.

  Любопытно, что пункт пятый директивы запрещает сохранять жизнь подозреваемому до момента пока в данной местности будет установлена судебная власть. Т.е. если офицер сомневается виновен ли человек или нет, то он все равно имеет законное право его расстрелять.

  Перефразируя правило известного в Одессе в двадцатые годы бандита Сашки Червня можно этот пункт обозначить так "Никогда не сомневайся стоит ли расстреливать, сомнение уже повод для расстрела". Директива Гитлера уже этим пунктом превращает немецкого офицера в бандита, не опасающегося наказания. 

  Более того, пункт третий позволяет немецкому офицеру в должности командира батальона и выше осуществлять массовые репрессии в отношении целых населенных пунктов.

  И только когда командующий группой армий решит, что та или иная местность достаточно усмирена, то с согласия командующих военно-воздушными и военно-морскими силами, действующими на данной территории, он может ввести систему военных судов для местного населения, а может и не вводить.

  Итак, вся юстиция для местного населения на оккупированных территориях, весь закон, все право по гитлеровской директиве зиждятся на настроении немецкого офицера.

  Еще более примечателен раздел второй, где указывается, как относиться к преступлениям немецких военнослужащих в отношении местного населения. Этот раздел обнажает всю суть отношения немецкого государства к преступлениям своих военнослужащих на оккупированной территории. Сказано однозначно, четко и ясно - судить солдата за преступления можно только в том случае, если он своими действиями принес вред своим войскам. Т.е. если он убил русского ребенка, сжег русский дом, ограбил местного жителя, изнасиловал его жену - он не подлежит ни суду, ни даже наказанию. Его можно судить, например, если он сжег дом, в который нужен для размещения немецких солдат, или разграбил склад, из которого снабжаются немецкие подразделения. При этом особо подчеркивается, что следует крайне  критически относиться к показаниям местного населения. Фактически это означает, что виновный солдат может переложить вину за сожженую хату на ее хозяина, пропавшее имущество из склада на местных жителей. Директива предписывает верить немецкому солдату, а не "враждебным гражданским лицам". 

  Этот раздел директивы полностью отдает население во власть немецких солдат. Они могут творить с людьми все, что им заблагорассудится. В отношении местного населения для немцев нет никаких сдерживающих произвол правил.

  Что тут доказывать и спорить? Бандитизм под защитой закона. Вещи без всякого стеснения или иносказания названы своими именами, и предписано за преступления не наказывать. Одна эта фраза директивы дает нам полное основание называть всех солдат Вермахта бандитами и разбойниками, а все уверения выживших немецких генералов в том, что Вермахт воевал благородно, и что называется в белых перчатках, называть обычной ложью.

  Что стоят в свете этой директивы их воспоминания, когда немецкий же руководящий документ освобождает солдат от какой либо даже номинальной ответственности за уголовные преступления, и чего стоит подпись Германии под гаагскими конвенциями о правилах сухопутной войны? Если в правилах обращения с военнопленными, с политкомиссарами гитлеровское руководство еще ссылается на то, что СССР якобы не признает Женевскую Конвенцию о пленных, то здесь оно не делает даже этого, а просто отдает людей во власть солдат.

  Стахов скулит о том, что только 5-7% немецких военнопленных 1941-42 года вернулись домой после войны.


Категория: перепечатка из интернета | Добавил: Ellis (25.04.2013)
Просмотров: 4486 | Рейтинг: 5.0/11