Среда, 21.04.2021, 11:48
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » Публицистика

Гримасы Гражданской войны - Петлюра.


Не прошло и месяца  правления гетмана Скоропадского, как по всей Украине прокатилась волна крестьян­ских восстаний. Восстановле­ние помещичьего землевла­дения и террор карательных и реквизиционных отрядов интервентов почему-то не ра­довали коренное население страны. Против насилия ав­стро-немецких войск и гетман­ской «варты» выступило даже казачество. За достаточно короткий срок (по данным не­мецкого Генерального штаба) крестьяне убили более 22 ты­сяч (!!!) австро-немецких сол­дат и офицеров. Фельдмаршал фон Эйхгорн указывал, что в повстанческом движении уча­ствовало... более 2 миллионов человек. А это уже перестало устраивать немецкое командо­вание, требовавшее от Скоропадского все более жестоких мер по наведению порядка. Но уже с середины сентября 1918 года стало ясно, что поражение Германии в войне неминуемо... В общем, не простая ситуация. И в этой ситуации Скоропадский принял решение, которое предопределило его судьбу, - пойти на воссоединение с Бе­лой Россией.

  14 ноября 1918 года он подписал «Грамоту» - мани­фест, в котором заявлял, что будет отстаивать «давнее мо­гущество и силу Всероссий­ской державы», и призывал к строительству Всероссийской федерации как первого шага для воссоздания великой Рос­сии. Этого ему «самостийники» простить не смогли.

Вечером того же дня политики-самостийники из близко­го окружения Скоропадского на собрании (в кабинете Ми­нистерства железных дорог) объявили о всеобщем восста­нии против гетмана и сфор­мировали альтернативную  власть. Основной военной си­лой восставших стали сечевые стрельцы. Они же потребовали введения Петлюры в состав новой революционной власти- Директории и утверждения его командующим революционны­ми войсками. Руководителем восстания стал Владимир Винниченко - лидер Украинского Национального Союза (полити­ческого объединения различ­ных «самостийных» партий). Петлюра возглавил ре­волюционные войска, став головным атаманом, и от своего популярного имени выпустил воззвание: «Обя­занность каждого граж­данина, который живет в Украине, арестовать генерала Скоропадского и передать его в руки ре­спубликанских властей». После этого восстание на­мертво связывалось только с его именем. Умно и тонко. Нечего сказать.

Первый же бой между вос­ставшими сечевыми стрельца­ми и гетманскими сердюками закончился жестоким по­ражением последних (часть сердюков перешла к восстав­шим). И вот только тогда Скоропадский объявил всеобщую мобилизацию русского офи­церства (булгаковских Алек­сея Турбина, Николку, Карася и Мышлаевского). Но на при­зыв откликнулись не мно­гие - чуть более восьмисот человек. Скоропадский пошел еще дальше - назначил глав­нокомандующим популяр­ного у офицерства генерала графа фон Келлера (убитого петлюровцами в Киеве по­сле захвата города). Келлер, естественно, тоже был сто­ронником «единой и недели­мой». Сразу после назначе­ния на сторону восставших перешел Запорожский корпус полковника Петро Болбочана (Болботун у Булгакова), кон­ный Лубенский полк, части Подольского корпуса и Серожупанная дивизия, а в со­седнем с Киевом Бердичеве восстал гетманский Черно­морский кош. Таким образом, для защиты города остались немногочисленные отряды офицеров и юнкеров. Против них шел не Петлюра, против гетмана восстал народ. Кре­стьяне не только шли в армию толпами, они охотно и бес­платно кормили повстанцев, отдавали коней, пекли хлеб. Всего за три недели петлю­ровская армия увеличилась в десять раз.

  В ночь с 12 на 13 декабря 1918 года начался штурм Ки­ева войсками Петлюры. Эти события прекрасно описаны Михаилом Булгаковым, лучше просто перечитать бессмерт­ного писателя. И даже сме­щение Келлера и замена его на посту главнокомандующего генерал-лейтенантом князем Александром Долгоруковым уже были не способны вернуть верность бывших гетманских частей.


 14 декабря Скоропадский, переодевшись в доху, на из­возчике уехал из гетманского дворца в гостиницу «Паласъ» под защиту турецкого по­сланника Ахмед Мухтар-бея, где подписал отречение от власти. После чего на немец­ком эшелоне с семьей тайно выехал в Германию. Вслед за ним отправился и главно­командующий. А на улицах города еще дрались русские офицерские отряды, так и не получившие приказа прекра­тить сопротивление. И сно­ва Киев погрузился в пучину кровавых расправ. Но на сей раз - не по социальному, а по национальному признаку. И снова все лобные места столи­цы оказались завалены телами расстрелянных и порублен­ных людей. Мария Антоновна Нестерович-Берг: «Господи, что я увидела!., трупы же­стоко, зверски, злодейски, изуверски замученных! Ни одного расстрелянного или просто убитого, все - со следами чудовищных пы­ток... лужи крови, пройти нельзя, и почти у всех го­ловы отрублены, у многих оставалась только шея с частью подбородка, у не­которых распороты жи­воты... Такого ужаса я не видела даже у большевиков. Видела больше, много боль­ше трупов, но таких умученных не было!...»







 

Петлюра продержался у власти до 21 ноября 1920 года. За это время Киев несколько раз переходил из рук в руки. В нем побывали и белые, и польские, и крас­ные войска. Не было, навер­ное, в истории Европы другой земли, где сошлись бы одно­временно столько неприми­римых врагов. Где бы власть так часто (иногда ежедневно) переходила из рук в руки. Где невозможно было предвидеть события и на день вперед, где жизнь человеческая стоила бы так дешево, как в эти годы в Украине. Украина стала ме­стом грандиозного побоища и Большого Погрома.

Одним из ярких приме­ров смешения в одном месте различных противоборству­ющих сил стал Екатеринослав (Днепропетровск). Во время гетманщины город был окку­пирован австрийской арми­ей, при этом там базировался 8-й корпус армии пана гетмана (в девичестве, то есть до рево­люции, 34-я пехотная дивизия царской армии), одновременно в городе шло формирование офицерской дружины Добро­вольческой армии.


 Через неделю после па­дения режима Скоропадского в Екатеринослав вошли пет­люровцы, перебили в нижней части города все участки дер­жавной «варты» и предложили всем остальным воинским ча­стям добровольно разоружить­ся. Город разделился на две ча­сти: на возвышенности стояли бывшие части бывшего Гетма­на, а в нижней части, где рас­положена железнодорожная станция и мост через Днепр, - петлюровцы. Командир кор­пуса генерал-майор Игнатий Михайлович Васильченко от разоружения наотрез отка­зался, в результате чего пет­люровцы попробовали атако­вать. Победить боеспособную часть бывшей царской армии они, естественно, не смогли. Но и петлюровцев выбить из города не удалось - вмешались австрияки, потребовавшие под угрозой артиллерии прекра­тить уличные бои.

Таким образом, перед быв­шими русскими и нынешни­ми безработными офицерами встал извечный русский во­прос - что делать? До конца Гражданской в казармах не просидишь... Собрали митинг и на нем порешили, что жела­ющие примкнуть к Добрармии уйдут из города, желающие перейти к «законной власти» останутся.

Деление тоже оказалось прогнозируемым: большин­ство офицеров (43 и 44-й пехотные полки, Доброволь­ческая дружина, 7-й конный, Новороссийский конный полк, 4 орудия, бронедивизон, ин­женерный взвод и лазарет - 1050 человек) во главе с ко­мандиром корпуса двинулись на юг, в Крым. Большинство нижних чинов остались.


Вскоре петлюровцы после новых уличных боев разору­жили австрияков, посрывали с их офицеров погоны и выгнали из города. Не прошло и недели, как Екатеринослав на сутки за­няли части батьки Махно, «вра­га жидов и немцев». А потом и петлюровцы, и махновцы были выбиты Красной армией. По­сле этого Екатеринослав попе­ременно занимали григорьевцы, добровольцы, махновцы и снова красные.

А немногочисленный офи­церский отряд, ушедший из города, за 34 дня пройдя с еже­дневными боями более пятисот верст, 2 января 1919 года до­стиг Перекопа и по прибытии в Крым вошел в состав Крымско- Азовской белой армии. Встав­шие на путь добровольчества офицеры воевали с красными до самого последнего исхода русской армии из Крыма. Где- то в этих боях погиб бывший командир корпуса - генерал Васильченко.

6 июня 1920 приказом ге­нерала Врангеля для участни­ков похода был учрежден осо­бый знак отличия: серебряный крест, по размеру и форме по­добный Георгиевскому, только с терновым венцом. В середине креста щит с гербом города Екатеринослава. На оборотной стороне креста - номер.


Источник: по материалам журнала "Белая Гвардия".

Категория: Публицистика | Добавил: Ellis (21.07.2013)
Просмотров: 2733 | Рейтинг: 5.0/4