Среда, 21.04.2021, 10:18
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » Форменные мундиры стран Варшавского Договора

Форменные мундиры Армии Польши 1939-1945 годы.

Польша была первой страной, павшей жертвой германской агрессии в годы Второй мировой войны. Несмотря на это, ее армия продолжала сражаться на  разных фронтах все пять лет кровавой бойни. К концу войны Польская армия была четвертой по численности среди армий союзных держав, уступая лишь сухопутным войскам Советского Союза, США и Великобритании. Польские солдаты участвовали практически во всех крупнейших кампаниях на европейском театре военных действий.

делаем собачку

Польская армия 1939 г. была во многом детищем своего основателя — маршала Юзефа Пилсудского.  Армия была гордостью Пилсудского, и поляки не жалели средств на содержание вооруженных сил. Доля военных расходов составляла в национальном бюджете заметно большую долю, чем в других европейских государствах.  Чтобы оснастить хотя бы одну бронетанковую дивизию, требовалась сумма, превышавшая весь военный бюджет Польши — аграрной страны со слабо развитой индустрией. Пилсудский сумел набрать в Польскую армию офицеров из распавшихся армий Австро-Венгрии, Пруссии и России. Ее оснащение представляло собой невероятную смесь устаревшего вооружения из арсеналов едва ли не всех европейских армий. Сам Пилсудский не был кадровым офицером, и Польская армия в целом стала отражением не только его сильных, но и слабых сторон. Подготовка высшего офицерского состава и координация на уровне высших штабов находились в зачаточном состоянии, основной упор делался на "импровизацию”. Технические нововведения вроде автомобилей, самолетов и танков встречались без энтузиазма. На организацию и тактику Польской армии большое влияние оказала советско-польская война 1920 г. В противоположность Первой мировой, война 1920 г. была очень мобильной. Но динамичность эта была вызвана, прежде всего, нехваткой современного вооружения. Конечно, аэропланы, пулеметы и бронеавтомобили придавали этой войне "современный” вид, но их было слишком мало, чтобы оказать на ход кампании заметное воздействие. В 1914 г. на Западе пулеметы поставили точку в истории кавалерии, но в 1920 г. в Польше автоматического оружия было слишком мало, и здесь конница продолжала доминировать на поле боя. Польская кавалерия вышла из войны, увенчанная славой, и оставалась самым престижным родом войск. Конечно, некоторые перемены на поле боя были учтены. От атак в конном строю постепенно отказались, а в 1934 г. пика официально была снята с вооружения конницы. Тем не менее кавалерийские полки продолжали оставаться элитой Польской армии, привлекавшей в свои ряды лучших солдат и офицеров. Кошмары траншейной войны заставили таких людей, как Мартель, Лиддел-Гарт, де Голль и Гудериан, искать механизированное противоядие от пулеметов и казнозарядных гаубиц. Но польские военачальники не познали тягот позиционной войны и не могли понять этой европейской тяги к механизации. Поэтому Польская армия оставалась, по сути, армией времен начала Первой мировой войны. Польша располагала 30 пехотными дивизиями и 11 кавалерийскими бригадами - кавалерия составляла примерно десятую часть всей армии. Армия отличалась очень низким уровнем моторизации, связь оставалась на примитивном уровне. Артиллерия была почти исключительно на конной тяге, практически все орудия остались со времен Первой мировой войны, но часто не дотягивали и до  этих старых стандартов.

   В ответ на формирование новой армии в Германии после прихода к власти Гитлера в 1936 г. Польша приступила к модернизации своих вооруженных сил. Учитывая слабость польской индустриальной базы, было принято решение механизировать к 1942 г. Четыре кавалерийские бригады. Большие усилия прилагались для насыщения войск противотанковым зенитным оружием. К началу войны 1939 г.  была сформирована лишь одна механизированная бригада, вторая находилась в стадии формирования. Танковые войска располагали тремя батальонами хороших легких танков, а также несколькими сотнями легких танкеток, распыленных между разведывательными частями кавалерийских бригад и пехотных дивизий. Армия приняла на вооружение отличную 37-мм противотанковую пушку Бофорс, а также противотанковое ружье польской разработки, которое доставило много неприятностей немцам в 1939 г.

   С приближением войны польское командование разработало план Z (от Zachоd — Запад), ориентированный на защиту Польши от Германии. Польское военное руководство скептически относилось к возможным перспективам такого конфликта. В лучшем случае оно надеялось продержаться шесть месяцев, ожидая помощи со стороны западных союзников — Франции и Великобритании.  Польское командование было достаточно хорошо осведомлено о немецких планах и состоянии германской армии. Еще в 1933 г. им удалось разгадать код шифровальной машины Энигма (Enigma), но в 1938 г. немцы поменяли все шифровальное оборудование, и этот источник информации иссяк. К сожалению, польское командование продолжало считать себя достаточно информированным, и в результате недооценивало мощь вермахта. Но гораздо хуже, что недооценивались возможности немецких танковых и моторизованных дивизий к совершению маневра — впрочем, это было характерно не только для поляков. Собственный ограниченный опыт использования слабосильных танкеток приводил к скепсису относительно возможностей бронетанковых частей и отсутствию серьезных теоретических разработок. Поляки проглядели также невероятные возможности, которые обеспечивало взаимодействие артиллерии и авиационной поддержки.

   Стратегические возможности, доступные Польской армии, были незавидными. С трех сторон страну окружали Германия и ее союзники, с четвертой находился Советский Союз. Поляки полагали, что политические разногласия между Германией и СССР не могут быть преодолены, и поэтому оставили восточную часть страны практически беззащитной, сконцентрировав все силы у западной границы. Польша представляет собой равнину без крупных естественных преград, если не считать гор на юге. Центр страны пересекают реки, которые можно использовать в качестве естественных преград, но в конце лета уровень воды низок и их можно форсировать во множестве мест. К тому же отход за эти реки в самом начале кампании означал бы потерю густонаселенных промышленных районов, в которых, кроме того, располагались основные военные склады. Следовательно, ни по политическим, ни по военным соображениям сдать эти территории было невозможно. Единственной альтернативой была концентрация войск в приграничных районах и последующее медленное отступление с боями. Именно такой план и был принят польским командованием: польские силы оказались слишком растянуты, но оставалась надежда, что в ходе организованного отступления польские войска будут все больше концентрироваться. Это было слабое стратегическое решение, совершенно бессильное против подвижных немецких соединений как с точки зрения численности войск, так и их оснащенности. Эта убийственная стратегия основывалась лишь на надежде на вступление в войну Франции. Польская армия по численности вдвое уступала немецкой, а отставание в танках, самолетах и артиллерии было еще большим. Единственным оружием, в котором поляки имели неоспоримое преимущество, была сабля. В конце августа ситуацию усугубил дипломатический нажим со стороны Франции и Великобритании, которые требовали не начинать мобилизацию, чтобы не провоцировать Германию.

СЕНТЯБРЬСКАЯ КАМПАНИЯ 1939 г.


делаем собачку

   Польская армия еще находилась в состоянии мобилизации, когда первые волны немецких пикирующихбомбардировщиков принялись разрушать склады, дороги и линии коммуникаций. Расхожее мнение о том, что польские военно-воздушные силы были сожжены на земле в первый же день, неверно. К началу войны польские эскадрильи были рассредоточены по секретным аэродромам, поэтому сравнительно безболезненно перенесли первые удары. Хотя польские пилоты и были хорошо подготовлены, но истребители Р-11 с были «вчерашним днем» по сравнению с самолетами люфтваффе, а их численность была очень мала. Легкий бомбардировщик «Kapaс» (Karas) был своего рода гибридом армейского разведывательного самолета «Лизандер» (Lysander) и бомбардировщика «Файрей Бэттл» (Fairey Battle). Он оказался малоэффективным  из-за господства в воздухе немецких истребителей. Польские истребители и зенитчики смогли сбить неожиданно много немецких самолетов, но господство в воздухе прочно удерживалось немцами. Только в небе над Варшавой они встретили серьезный отпор.

  Первый удар германская армия нанесла по тремьглавным направлениям: на севере через Померанский коридор, в центре на Лодзь, и на юге на Краков. Первые атаки немцев были во многих местах отражены, но они продолжали штурмовать позиции польских войск и добивались успеха. Вермахт еще не находился в зените своей мощи, но и в то время германская армия, несомненно, была одной из сильнейших в Европе. Сентябрьская кампания часто ассоциируется с представлением об отважных польских уланах, с пиками атакующих немецкие танки. Таких атак в действительности не было, но подобные истории можно встретить не только в популярной, но и в серьезной исторической литературе. Рассказ о конной атаке на танки был творением итальянских военных корреспондентов, находившихся на Померанском фронте. Историю подхватила немецкая пропаганда, которая ее сильно приукрасила.  События, на основе которых была создана эта легенда, имели место вечером 1 сентября во время перестрелки в районе хутора Кроянты. Позиции в районе Померанского коридора удерживали несколько польских пехотных дивизий и Померанская кавалерийская бригада. Организовать надежную оборону здесь было невозможно, но войска были выдвинуты, чтобы не дать немцам аннексировать коридор, как это произошло в Судетах. После начала боевых действий польские войска сразу были отведены на юг. Отход прикрывали 18-й уланский полк полковника Мастеляржа и несколько пехотных полков. Утром 1 сентября 2-я и 20-я мотопехотные дивизии генерала Гудериана атаковали польские силы в районе леса Тухола. Пехотинцы и кавалеристы держали оборону до полудня, но затем немцы стали их оттеснять. К вечеру поляки отступили к железнодорожному переезду, и Мастелярж приказал любой ценой отбросить противника. Кроме уланского полка Мастелярж располагал некоторым количеством пехоты и входившими в состав бригады танкетками ТК. Однако старые танкетки были практически небоеспособны, поэтому их вместе с некоторыми подразделениями полка оставили на оборонительных рубежах. А два эскадрона улан в конном строю предприняли попытку обхода немцев с фланга, чтобы затем ударить им в тыл. К вечеру поляки обнаружили немецкий пехотный батальон, расположившийся на поляне. Уланы оказались всего в нескольких сотнях метров от противника; сабельная атака казалась наилучшим решением. Через несколько мгновений два эскадрона с саблями наголо вылетели из-за деревьев и рассеяли немцев, едва ли нанеся им значительный урон. Но когда уланы выстраивались после атаки, на поляне появилось несколько немецких бронеавтомобилей, вооруженных 20-мм автоматическими пушками и пулеметами. Немцы немедленно открыли огонь. Поляки, неся потери, попытались на галопе уйти за ближайшие холмы. Мастелярж и его штабные офицеры погибли, потери кавалеристов были ужасны. На следующий день место боя посетили итальянские военные корреспонденты. Им рассказали о польской кавалерийской атаке на танки, и так родилась легенда. Правда, итальянцы забыли упомянуть о том, что в тот вечер Гудериану пришлось приложить немало усилий, чтобы предотвратить отступление своей 2-й мотопехотной дивизии под сильным давлением кавалерии противника. Сильное давление обеспечивал уланский полк, потерявший более половины личного состава и составлявший не более десяти процентов численности 2-й мотопехотной дивизии.

   Но едва ли было другое сражение, в котором польская кавалерия продемонстрировала такие чудеса героизма, как битва у Мокры 1 сентября. Это было одно из немногих сражений, в котором польская кавалерийская бригада действовала в полном составе. Интересно оно и тем, что здесь польской кавалерийской бригаде противостояла немецкая танковая дивизия. Утром 1 сентября Волынская кавалерийская бригада под командованием полковника Юлиана Филиповича, располагавшая тремя из четырех своих кавалерийских полков, занимала позиции в районе хутора Мокры. Четвертый полк был еще на подходе. По численности Волынская бригада более чем в два раза уступала немецкой 4-й танковой дивизии, только что перешедшей польско-германскую границу, а превосходство немцев в огневой мощи было еще большим. Противотанковый арсенал бригады насчитывал 18 37-мм пушек Бофорс, 60 противотанковых ружей и 16 старых путиловских трехдюймовок, приспособленных под французские 75-мм снаряды. Немцы располагали 295 танками, примерно 50 бронеавтомобилями и многочисленной артиллерией. Позиции польских кавалеристов были сильно растянуты, кони отведены от передовой почти на километр. Как и в 90% случаев действий польской кавалерии в 1939 г., конники сражались спешенными. Несколько немецких танков сумели в утреннем тумане проскользнуть через разрывы в польской обороне и ранним утром начать атаку в самом центре обороны бригады. Танки вышли как раз на расположение конноартиллерийских подразделений бригады. Устаревшие или нет, но старые трехдюймовки отбили танковую атаку. Лишь немногим танкам удалось вернуться к своим. Конный разъезд, отправленный для наблюдения за противником, наткнулся на наступающую немецкую колонну. Кавалеристы спешились и укрылись среди группы зданий. Они целый день отбивали атаки, лишь с наступлением темноты немногим уцелевшим удалось вырваться из кольца. Тем временем основные силы немцев атаковали позиции окопавшихся поляков. Испытывая острую нехватку противотанкового оружия, те встретили немецкие танки ручными гранатами. Первая атака была отбита, как и несколько последующих, но потери кавалеристов росли с угрожающей быстротой. В безуспешных утренних атаках немцы потеряли более 30 танков и бронемашин, после чего изменили тактику После полудня атаки стала предварять массированная артподготовка, а танки двигаться в сопровождении пехоты. На этот раз немцы едва не достигли успеха. Ситуация была настолько тяжелой, что командир бригады лично подносил боеприпасы к 37-мм противотанковым Бофорсам. Попытка поляков контратаковать имеющимися танкетками к успеху не привела, но большую поддержку обороняющимся оказал бронепоезд Смялы, который занял огневую позицию позади польских позиций, на другом берегу реки. К вечеру поле вблизи позиций польских войск было усеяно горящими немецкими танками, тягачами и бронемашинами. Поляки заявили об уничтожении 75 танков и 75 единиц другой техники; возможно, что эти цифры завышены, но 4-я танковая дивизия в тот день умылась кровью. Поляки также понесли тяжелейшие потери, особенно серьезными были потери в лошадях и обозных колоннах, попавших под удар немецких пикировщиков. Бригада смогла удержаться на позициях еще сутки, но 3 сентября с севера ей во фланг зашла немецкая пехотная дивизия, и полякам пришлось отступить.

   Примерно такой же была ситуация и на других участках. Первые удары немецкой армии поляки смогли отразить, понеся при этом большие потери, а затем начали отход. Однако польский план отступления с боями и последующей перегруппировки на новых оборонительных позициях потерпел фиаско. Господство люфтваффе в воздухе делало невозможным движение по дорогам днем. Солдатам приходилосьднем сражаться, а ночью двигаться, и в результате польские солдаты оказались полностью измотанными. Подкрепления не могли вовремя прибыть на передовую, так как дороги оказались забиты потоками беженцев. Немецкое меньшинство в западных районах Польши было настроено пронацистски и выступило в роли пятой колонны. К 3 сентября войска Гудериана смогли перерезать Померанский коридор и получили возможность атаковать в южном направлении на Варшаву, преодолевая слабые оборонительные позиции поляков. Польская оборона была прорвана в нескольких местах, а резервы для латания дыр отсутствовали. Контакт между центральным командованием в Варшаве и полевыми штабами был прерван. Немецкие танковые клинья вошли в разрывы польской обороны, и к 7 сентября передовые подразделения 4-й танковой дивизии вышли к варшавским предместьям.

  После того как маршал Эдуард Смиглы Рыдз стал верховным главнокомандующим и главой государства, польское правительство предпочло покинуть столицу, чтобы не попасть в руки противника. Руководство страны разместилось вблизи румынской границы, издав приказ собрать оставшиеся войска для обороны и защиты так называемого румынского плацдарма. Это было неудачное решение: связь с приграничными районами была очень плохой, и в результате Польская армия лишилась даже той неустойчивой связи с командованием, которую имела ранее. Единственным светлым пятном была Познанская армия генерала Тадеуша Кутшебы. Эта группировка оказалась отрезанной от основных сил, но смогла организованно отступить в район Кутно. Войска Кутшебы представляли серьезную угрозу флангу немецкой 8-й армии, а с 9 сентября они даже начали атаковать через реку Бзуру в южном направлении, тесня не подготовленную к обороне 30-ю пехотную дивизию вермахта. Бзурская контратака поляков оказалась совершенно неожиданной для противника и стоила маршальского жезла командующему немецкими войсками Бласковицу. Вермахту пришлось ослабить натиск на Варшаву и перебросить значительные силы с восточного направления против группировки Кутшебы. Сражение продолжалось неделю и закончилось полным окружением восьми польских дивизий. В сумасшедшей схватке некоторым польским кавалерийским и пехотным частям удалось ускользнуть из ловушки и прорваться в Варшаву.

18 сентября польское правительство перешло границу с Румынией и призвало все оставшиеся части сделать то же, чтобы сформировать новую Польскую армию во Франции. Большинство историков сходятся во мнении, что это объявление, по сути, обозначало конец организованного сопротивления Польской армии, но на самом деле бои продолжались и дальше. Некоторые из наиболее ожесточенных боев кампании произошли, когда польские части пытались прорваться к югу от Люблина. В районе Томашува-Любельского произошел самый крупный за всю кампанию встречный танковый бой.  Потери  группы армий Юг, сражавшейся и на Бзуре, и под Варшавой, после 18 сентября были больше, чем за все предшествовавшие17 дней.

  Варшава продолжала обороняться, несмотря на ежедневные налеты люфтваффе и растущие потери среди мирного населения. 27 сентября  мэр Варшавы Стефан Стажиньский объявил о капитуляции, надеясь тем самым спасти оставшихся в живых горожан. Небольшой гарнизон полуострова Хель на Балтийском побережье продолжал вести бои до 1 октября. В тот день, когда немецкие войска парадом проходили по улицам Варшавы, продолжались бои между тактической группой Полесье и немецкими 13-й и 29-й мотопехотными дивизиями. Огонь не прекращался до 5 октября.

  Польский Генеральный штаб в межвоенный период не был настроен оптимистически, но никто не ожидал того, что кампания закончится столь быстро и приведет к полному уничтожению. Поляки недооценивали боеспособность вермахта и слишком надеялись на помощь Франции, а также слишком много надежд возлагали на свою безнадежно устаревшую армию.

Категория: Форменные мундиры стран Варшавского Договора | Добавил: Ellis (28.12.2013)
Просмотров: 2673 | Рейтинг: 4.4/10