Воскресенье, 09.05.2021, 16:04
Уважаемые друзья!!! Мой сайт посвящен военной тематике. Здесь Вы можете ознакомиться с литературой, посвященной военной форме одежды, видеофильмами о крупнейших операциях Великой Отечественной войны, а также различными статьями злободневного характера. Последние публикации вы можете видеть в правой колонке сайта в бегущей строке.Для желающих выразить свое мнение всегда открыт форум. Большое спасибо всем кто посетил мой сайт сейчас и намерен посещать его в будущем. Поздравляю всех с наступающим праздником 23 февраля. Спасибо за внимание!
Главная » Статьи » Форменные мундиры МВД

РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ МИЛИЦИЯ. ПЕРВАЯ СИМВОЛИКА.

После Революции в России был ликвидирован корпус жандармов и полицейский депар­тамент, что зафиксировали постановления Временного правительства от 6 и 10 марта 1917 года. Вместо них вводилась единая «народная полиция», позже переиме­нованная в милицию.

 

Рабоче-крестьянская милиция изначально возникла в составе Народного комиссариата охраны порядка. Временное правительство пыталось предотвратить одновре­менное существование по­всеместно возникавших тогда стихийных вооруженных фор­мирований рабочих.

Немногим ранее советы ра­бочих и крестьянских депута­тов уже организовывали отря­ды рабочей милиции, которые должны были охранять фабри­ки и заводы. Теперь же, чтобы сконцентрировать все силы назначение сотрудников стало делом государственной администра­ции. Так народная милиция стала частью государственного аппарата. 2 декабря 1917 года, уже после возникновения Совет­ского государства, Временное Правительство и образован­ные им Центральные органы милиции были ликвидирова­ны.

Постановление Народного ко­миссариата внутренних дел «О рабочей милиции» вышло еще 28 октября (10 ноября) 1917 года. Этот день в 1962 году официально стал Днем советской милиции. С 1991 го­да и до сих пор — это День ми­лиции, ежегодно отмечаю­щийся в России.

 «Чтобы быть хорошим милиционером, надо непрестанно рабо­тать над обогащением своего ума знаниями, которые дадут тебе возможность честно стоять на страже революционной закон­ности и сознательно проводить в жизнь все мероприятия Совет­ской власти».

Ф. Э. Дзержинский

Согласно Постановлению НКВД, формирование милиции в Со­ветском государстве должно было происходить на добро­вольных началах, и лишь в от­дельных случаях вступала в силу повинность.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОДЕРЖАЛО СЛЕДУЮЩИЕ ПУНКТЫ:

Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую мили­цию.

Рабочая милиция находится все­цело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депу­татов.

Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до ка­зенного оружия.

Настоящий закон вводится в дей­ствие по телеграфу.

Но такой подход оказал­ся нежизнеспособным — в результате милиция стала представлять собой массовые самодеятельные организации. Поэтому уже в марте 1918 года комиссар НКВД поставил перед Правительством вопрос об ор­ганизации штатной советской милиции. 10 мая 1918 года коллегия НКВД решила, что: «Милиция существует как по­стоянный штат лиц, исполняю­щих специальные обязаннос­ти. Организация милиции долж­на осуществляться независимо от Красной Армии — функции их должны быть строго раз­граничены». 21 октября 1918 года НКВД утвердил Инструк­цию об организации советской рабоче-крестьянской милиции. 3 апреля 1919 года был издан декрет «0 советской рабоче-крестьянской милиции (РКМ)», согласно которому сотрудники милиции не подлежали при­зыву в Красною Армию.  НКВД предписывалось содержать в действующей армии лишь одну треть милиционеров и поло­вину командного состава ми­лиции. Однако в РКМ вводили военную дисциплину и обяза­тельное обучение военному делу. Части милиции, которые находились в районах боевых действий, могли привлекаться к участию в них. Содержание всех видов милиции производи­лось за государственный счет.

Кроме общей милиции вскоре появились и специали­зированные ее виды. Так, 21 февраля 1919 года было издано постановление «Об организа­ции железнодорожной милиции и железнодорожной охраны», а ранее, 25 июля 1918 года — де­крет «Об учреждении речной милиции». Вначале структуры железнодорожной и речной милиции складывались по территориальному принципу, затем их формирование стало происходить по линейным от­делам на каждой из железных дорог и по бассейнам водных путей. Осенью 1919 года, после изучения состояния охраны на промышленных предприятиях, НКВД было принято решение об организации промышленной милиции: задачей ее станови­лась борьба с хищениями госу­дарственной собственности.

Для более активной борь­бы с преступностью органы Всероссийского Чрезвычай­ного Комитета и милиции были объединены резолюцией «О взаимоотношениях между местными ЧК и милицией». Ре­золюция постановила вводить в отделы милицейского управ­ления председателей ЧК. Кроме того, в органах милиции создава­лись и научно-технические под­разделения: кабинет судебной экспертизы, регистрационное и дактилоскопическое бюро, даже музеи. Снабжение милиции про­довольствием, снаряжением, об­мундированием, вооружением, обеспечение семей милиционе­ров производилось за счет госу­дарственного бюджета. В 1920 году было принято постановле­ние «0 снабжении милиции про­довольствием, фуражом и пред­метами первой необходимости на общих основаниях с частями Красной Армии». Так, в октябре 1920 года ап­парат Главного управления милиции РСФСР состоял уже из восьми отделов: уездно-городского (общего), промыш­ленного, железнодорожного, водного, следственно-розыскного, инспекторского, отдела снабжения и секретариата.

УГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК


После амнистии марта 1917 года всем преступникам, осужденным до февраля, Россию наводнили рециди­висты. Только в Москве и Московской губернии дей­ствовало более тридцати банд. Во многих из них на­считывалось до сотни стволов, оказавшихся в руках профессиональных преступников.

Советская система уголовного розыска возникла в октябре 1918 года для «охраны рево­люционного порядка путем негласного расследования пре­ступлений уголовного харак­тера и борьбы с бандитизмом». Центральное управление уго­ловного розыска было утверж­дено внутри управления ми­лиции на правах отдела. До этого уголовный розыск суще­ствовал в крупных городах, но не был централизованным, к тому же почти все старые кад­ры были расстреляны. Возникла необходимость создания новой розыскной системы.


Согласно Положению НКВД от 5 октября 1918 года, органы уголовного розыска учрежда­лись в городах с населением не менее 40-45 тысяч человек. Для того, чтобы укрепить аппа­рат уголовного розыска, как и в милиции, заведующими уголов­но-розыскными отделениями назначали сотрудников ЧК. В феврале 1919 года Централь­ному розыску с утверждения Главмилиции предоставлялось право открывать отделения в городах с населением менее 40 тысяч человек, если того требовало количество пре­ступлений. В апреле 1920 года органы уголовного розыска и следственные органы милиции были слиты в одно целое, но уже в конце 1920 года, после по­явления должности народного следователя, милиция перестала выполнять следственные функ­ции. С середины 1920-х годов в уголовном розыске вводятся и профилактические меры. В феврале 1926 года в уголовные розыски округов поступило рас­поряжение: «Негласному уче­ту и изучению подлежат все ре­цидивисты, подпадающие под таблицу распределения пре­ступников по родам преступле­ний, а также весь социально- паразитический элемент, как то: профнищие, проститутки и прочие».


Учреждение должностных знаков сотрудников отдела уго­ловного розыска относится ко времени создания центрально­го административного управ­ления (ЦАУ) в составе НКВД РСФСР — август 1923 года. Это управление объединило руко­водство Главного управления милиции, Центророзыска и ад­министративного отдела.

Служебные знаки сотруд­ников уголовного розыска были небольшого размера и имели специальное крепление. Их носили с тыльной стороны верхней одежды. Снаружи знак маскировался другим знаком и, в сущности, выполнял функцию служебного удостовере­ния. Свои знаки вскоре появи­лись у сотрудников московско­го и ленинградского уголовных розысков.

Те, кого принимали на работу в уголовный розыск, долж­ны были отвечать определенным требованиям: не лише­ны избирательных прав, не судимы за уголовные пре­ступления в прошлом, не служили в белой армии, были не моложе 21 года, годные по состоянию здоровья.

Во главе Московского Управ­ления уголовного розыска в апреле 1919 года был постав­лен матрос-большевик Алек­сандр Максимович Трепалов. Его считают одним из прото­типов собирательного образа знаменитого героя повести «Эра Милосердия» братьев Вайнеров и художественного фильма «Место встречи изме­нить нельзя!» Глеба Жеглова. Трепалов стал первым началь­ником МУРа, будучи опытным чекистом и одним из ближай­ших соратников Дзержинско­го. Именно Феликс Эдмундович, по легенде, направил Трепалова на работу в мили­цию без исключения из штата ВЧК для того, чтобы очистить Москву от бандитизма.

Александр Трепалов слу­жил на броненосном крейсере, сидел в плавучей тюрьме, воевал на фронтах мировой войны. Возглавив МУР, Трепалов изба­вился сразу от ста пятидесяти «ненадежных» сотрудников, не разделяя их при этом на «цар­ских» и «революционеров», ру­ководствуясь лишь критерием чести.

Первый начальник МУРа даже не был достаточно грамот­ным и в анкетах писал о своем образовании — «низшее», поэ­тому вынужден был учиться у старых сыщиков, несмотря на предписание, согласно кото­рому: «На службе в уголовно- розыскных отделениях ни в коем случае не должны нахо­диться лица, хотя бы незаме­нимые специалисты, участво­вавшие в сыске до Октябрьской революции». Трепалов тайно находил таких «незаменимых» и лично обеспечивал им про­дуктовый паек.


В 1920 году за успехи в борьбе с преступностью (Мо­сква была полностью очищена от бандитизма) Всеросийский центральный исполниельный комитет наградил Трепалова орденом Красного Знамени. Но как и многие другие «герои того времени», в 1936 году, после гибели Серго Орджони­кидзе, уже заместитель нарко­ма тяжелой промышленности СССР Александр Максимович Трепалов был арестован и в 1937 осужден по обвинению в участии в антисоветской тер­рористической организации. Расстрелян в том же году на Донском кладбище.

 



 В ноябре 1918 года коллегия НКВД впер­вые утвердила форму обмундирования и знаки отличия рабоче-крестьянской ми­лиции. Но из-за общей разрухи в стране сначала изготовили небольшое количе­ство комплектов утвержденного обмун­дирования и знаков. В основном, с 1917 по 1923 годы работники РКМ носили обмундирование Красной Армии с осо­бой отличительной повязкой. Она стала основным атрибутом РКМ в самом нача­ле формирования.


2 марта 1917 в Гатчине, как и в других местах, получивших распоряжение телеграфом, бы­ла образована комиссия для набора и организации мили­ции (в числе ее руководителей значился родственник Ленина — Крупский). Через 10 дней после начала записи в мили­цию в списке значились уже 187 фамилий. Тогда же была принята «Временная инструк­ция милиционерам Гатчинской городской милиции». Послед­ний ее пункт гласил: «Мили­ционер, находящийся на посту, или в патруле, должен иметь: на левом рукаве установлен­ную повязку со знаком «Г.Г.М», с печатью Временного Коми­тета граждан города Гатчины и номером милиционера; удо­стоверение, выданное Бюро милиции; оружие; свисток». Провести запись в милицию оказалось несложно, слож­ности возникали с ее воору­жением (оно производилось в основном за счет армии) и обе­спечением заработной платой. Присутствие армейской сим­волики заметно в коман­дирских знаках милиции, чему способствовало по­становление Совета рабоче- крестьянской обороны от 13 февраля 1920 года о прие­ме в милицию красноармейцев. Знаки РКМ 1920-х годов изготав­ливались различными фабри­ками, вследствие чего появи­лось много их разновидностей. После окончания Граждан­ской войны вопрос о введении форменного обмундирования и знаков для РКМ (которые от­личались бы от подобных им в армии) возник снова. В ноябре 1922 года ВЦИК РСФСР утвердил новую форму и знаки разли­чия для рабоче-крестьянской милиции. Предусматривалось, что форма и знаки должны быть введены не позднее 1 ян­варя 1924 года. Вскоре знаки снова претерпели изменения. 6 марта 1926 года приказом Центрального административ­ного управления была измене­на форма знака командного со­става милиции. 2 июня того же года изменился и нагрудный знак рядового состава РКМ, а 3 сентября — знак сотрудников вневедомственной милиции. Нагрудные знаки РКМ образца 1926 года просуществовали до ликвидации НКВД РСФСР в 1930 году. В середине 30-х учреж­дение и ношение должност­ных знаков в системе МВД СССР прекратилось на целых 50 лет.

Железнодорожная ми­лиция


Железнодорожная ми­лиция была обра­зована в структуре НКВД постановлением ВЦИК от 18 февраля 1919 года. Но про­ведение новой экономической политики (НЭП) повлекло за собой перестройку всего госу­дарственного аппарата. Сначала приказом ВЧК 1921 года железнодорожная милиция бы­ла лишена функции борьбы с хищениями грузов и железно­дорожного имущества, а че­рез пять месяцев была вовсе упразднена.

Борьба с преступностью на железных дорогах теперь полностью возлагалась на ВЧК, а охраной перевозимых грузов занимался сам перевозчик — народный комиссариат путей сообщения. В 1937 году желез­нодорожная милиция была вос­создана.


Речную милицию учреди­ли 25 июля 1918 года. В 1920 году речная милиция получи­ла название водной. В декабре 1921 года водная милиция, как и железнодорожная, была упразднена, а ее функции передали транспортному от­делу ВЧК. В 30-е годы начали возникать речные отделы ми­лиции территориального под­чинения — например, речной отдел московской милиции. 27 июня 1942 года водная ми­лиция была воссоздана. Со­трудники железнодорожной и водной милиции имели свои знаки отличия.


 

Категория: Форменные мундиры МВД | Добавил: Ellis (21.10.2012)
Просмотров: 13719 | Рейтинг: 3.7/7